Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

18.11.2011

 

Планетарные наркопотоки как ведущий фактор нарастающего (прогрессирующего) глобального финансово-экономического кризиса

 

Тезисы В.П. Иванова в г. Вашингтоне (США) 18 ноября 2011 года

 

Уважаемый господин Председатель!

Уважаемые коллеги!

Благодарю за приглашение выступить в Вашей широко известной и являющейся одной из ведущих в мире фабрик мысли.

Вчера я прилетел из Чикаго, где состоялся очередной раунд консультаций и переговоров рабочей группы в рамках Российско-Американской двусторонней президентской комиссии Медведева – Обамы.

Гил Керликовске, Директор Управления Администрации Президента США по вопросам государственной политики в области контроля за незаконным оборотом наркотиков, и Ваш покорный слуга –мы являмся сопредседателями данной группы.

Мы уже 2 года плотно работаем по конкретным проектам, планируем и проводим совместные операции и, разумеется, ведём дискуссии по наиболее острым вопросам – прежде всего, о необходимости искоренения посевов опиумного мака в Афганистане, героин из которого буквально наводняет и Россию, и Европейский Союз.

Чтобы представить масштаб этого явления, приведу только одну подтвержденную расчетами цифру – только одного годичного производства героина в Афганистане достаточно для гибели 10 миллионов наркопотребителей.

Сегодня, пользуясь предоставленной мне возможностью, здесь, в интеллектуальном центре, подготовленной аудитории я хотел бы предложить Вашему вниманию свое видение одной из самых сложных и, пожалуй, главных проблем в антинаркотической политике.

Анализ свидетельствует о том, что если объемы перехватываемых наркотиков в мире составляют порядка 10 – 15 процентов, то доля конфискации наркоденег составляет менее 0,5 процента. Это означает, что вся выручка мировой наркоэкономики практически беспрепятственно поступает в оборот и участвует в мировом денежном обращении с использованием возможностей легальной финансовой системы.

При этом недобросовестные банки, практикующие объемные финансовые операции за пределами своей способности отвечать по обязательствам, в целях обеспечения своей ликвидности, идут на криминальное привлечение, или даже точнее сказать поглощение гигантских по объёмам криминальных денег, в которых абсолютное большинство – наркоденьги.

Показательным здесь являются официальные оценки экс-заместителя Генерального секретаря ООН, исполнительного директора УНП Антонио Коста, что в период глобального финансового кризиса 2008 – 2009 годов в крупнейшие банки мира для устранения критического дефицита ликвидности было вброшено, инжектировано порядка 352 миллиардов наркодолларов, которые затем пошли на межбанковские заимствования.

Это неудивительно, поскольку, по оценке МВФ, крупнейшие американские и европейские банки в период с января 2007 по сентябрь 2009 годов потеряли на «токсичных активах» более 1 триллиона долларов, а более 200 крупнейших ипотечных компаний и масса других финансовых организаций обанкротились.

Весьма символично, что высокопоставленный международный чиновник подчеркнул, что дело здесь не в отдельных банках, а в устройстве всей финансовой системы в целом.

Г-н Коста знает, о чём говорит, сам является опытным международным банкиром, - в частности, в качестве генерального секретаря в течение десяти лет до работы в ООН возглавлял Европейский банк реконструкции и развития.

Утверждения о приоритетной роли преступных «грязных» наркоденег в глобальном кризисе подтверждаются и другими многочисленными свидетельствами, включая и данные нашей службы.

Неудивительно, что все больше экспертов начинают говорить о возникновении так называемого «финансового терроризма» типа движения «Захвати Уолл-стрит».

При этом следует подчеркнуть, что кризисные периоды лишь обостряют и обнажают проблему ликвидности, делая ее более зримой.

Также очевидно, и это подтверждает анализ, что существующая финансовая система, оперирующая многочисленными разрастающимися финансовыми  инструментами – типа опционов, фьючерсов, свопов и прочих деривативов, наполняющих так называемый «финансовый мыльный пузырь», уже не может обходиться без вкачивания в нее «грязных» денег.

Представленный анализ полностью подтверждается экспертными оценками, которые представлены в опубликованном месяц назад научно-исследовательским докладе (Research report) Управления по наркотикам и преступности ООН по оценке незаконных финансовых потоков, получаемых от наркотрафика и других видов транснациональной организованной преступности (Estimating illicit financial flows resulting from drug trafficking and other transnational organized crimes – http://www.unodc.org/documents/data-and-analysis/Studies/Illicit_financial_flows_2011_web.pdf ).

В данном докладе прямо утверждается, что сегодня крайне облегчён вход для грязных денег в легальные финансовые потоки, при этом «инвестирование» таких денег серьезно разрушает реальную экономику и существенно замедляет экономический рост.

Общий размер потоков грязных денег транснациональной организованной преступности оценивается в докладе более чем в триллион долларов, или в 1,5 процента от глобального ВВП, причём, не менее 70 процентов этих денег отмывается через финансовые институты.

Самым прибыльным сектором этой «черной» экономики, как утверждается в докладе, является незаконный сбыт наркотиков, который во всех глобальных криминальных потоках составляет не менее половины (The illicit drug trade - accounting for half of all proceeds of transnational organized crime and a fifth of all crime proceeds).

При этом экономическая плата общества за циркуляцию наркотиков является поистине огромной.

Представленные в докладе расчёты достоверно показывают, что экономический ущерба от наркотрафика в 2 – 3 превышает его стоимость.

Так, если в США рынок кокаина оценивается в 35 миллиардов долларов и героина и других наркотиков ещё в 15 миллиардов, то прямой ущерб экономики США от наркотрафика в монетарном исчислении составляет 150 млрд. долларов!

С учетом того, что аналогичные наркорынки действуют на территориях Евросоюза и Китая, крупнейших торгово-экономических партнеров США, этот масштабный негативный эффект воспроизводится в форме отрицательной синергии.

А с учётом того, что в Европе функционирует еще и самый большой рынок афганского героина, а также половина рынка латиноамериканского кокаина, в результате все больше обрушивается и реальный сектор экономики ведущих стран мира.

Грязные наркоденьги в совокупности со спекулятивным «пузырём» попросту истощают экономику созидания и развития.

Здесь уместно вспомнить широко обсуждаемое в мировой прессе расследование в отношении финансовых операций банка Ваковия (Wachovia) за период с 2004 по 2007 год.

По данным британской газеты «Обзервер», в начале 2010 года банк подписал досудебное соглашение с американскими регуляторами, заплатив в обмен на снятие обвинений в содействии отмыванию денежных средств около $150 миллионов долларов.

Это стало результатом 22-месячного расследования, проведенного сотрудниками Агентства по борьбе с наркотиками США, установившими, что через банк в период 2004 – 2007 годов осуществлялись операции мексиканскими наркокартелями посредством электронных переводов, дорожных чеков и наличными.

По данным государственного обвинителя США Джеффри Сломена, цитирую: «Явное игнорирование Ваковией наших законов о банках и банковской деятельности дало международным кокаиновым картелям настоящий карт-бланш для финансирования их деятельности».

Наиболее отвратительным и важнейшим было то, что банк был уличен в переводе 378,4 миллиардов долларов (сумме, эквивалентной одной трети валового национального продукта Мексики) – на долларовые счета так называемых пунктов обмена валюты в Мексике.

Известны и другие подобные случаи, когда банки не информировали о своих подобных операциях органы финансового контроля. Наркополицейские США сообщали, помимо случая с Ваковией, и о проводках нечистых финансов через другой крупнейший банк Bank of America. Причём, в первом случае были прослежены проводки денег от реализации 22 тонн кокаина, а во втором – от 10 тонн этого же наркотика. http://www.dailyfinance.com/2010/06/29/us-banks-laundered-mexican-drug-money/.

Также были заподозрены и оштрафованы и другие банки, в частности, «American Express Bank» и «HSBC».

Что лежит в основе данного феномена?

Сама природа нынешней глобальной финансовой системы.

Сегодня уже очевидна роль различного рода эрзац-денег, многообразных деривативов, бондов секьюризации, фьючерсов и т.п., образующих так называемый финансово-спекулятивный «мыльный пузырь».

Представленный слайд наглядно отображает суммарные учтенные финансовые обязательства в объеме 600 триллионов долларов. С учетом того, что обеспеченные обязательства составляют в общем объеме лишь 10 триллионов долларов, совершенно очевидно, что не обеспеченные обязательства, то есть собственно «финансовый пузырь» в 10 раз больше обеспеченных обязательств.

Впрочем, на сегодня эти факты предельно хорошо изучены и многократно описаны, и, к сожалению, стали печальной банальностью наших дней.

И именно рост объема не обеспеченных обязательств является основой нарастающего на наших глазах кризиса.

Естественно, что реальная экономика в этой ситуации под воздействием набухающего на ней «мыльного пузыря» является крайне слабой.

На представленном вам следующем слайде – верхняя часть, непомерно раздутая непосредственно над достаточно узким сектором реальной экономики.

Однако практически никто не обращает внимания на своего рода парадокс – каким образом в условиях слабеющей, по сути, в кризисной экономики, банкам удается добывать ликвидность и отвечать по обязательствам.

Тем более что к «пузырю» добавляется серьезное обременение в виде невозвратных военных расходов.

Анализ показывает, что в условиях кризиса хроническая нехватка ликвидности и стремление удержаться наплаву стимулирует не только толерантность к криминальным деньгам, но и поощрительное отношение к их наличию.

Более  того, именно это обстоятельство, то есть, возможность перманентного восполнения столь необходимой ликвидности, – во многом является движущей пружиной финансово-экономического и социального заказа на продолжение наркопроизводства.

Представленный слайд является своего рода рентгеновским снимком механики современного нам финансового кризиса.

Наркоденьги и глобальный наркотрафик при этом являются не просто значимыми частями, но, выступая донорами столь дефицитной ликвидности, по сути, являются жизненно необходимым, неотъемлемым сегментом всей монетарной системы.

Следует подчеркнуть, что степень влияния углеводородов (нефти и газа) на мировую экономику широко известна – в мировом объеме торговли они занимают порядка 6 процентов.

В свою очередь, влияние наркорынка, оцениваемого в ту же величину, остается за пределами внимания экономистов и политиков.

При этом разработка адекватных решений должна базироваться на глубоком понимании специфики глобальных наркопотоков.

К сожалению, пока в антинаркотической политике доминируют усилия на локальном, а в лучшем случае, на региональном или межрегинальном уровнях.

В целях разработки адекватных решений и понимания происходящего необходимо более ясно себе представить и сами глобальные наркопотоки-наркостримы.

Но основная мощность наркопотока находится вне локального и регионального уровней – на вершинном глобальном уровне наркопреступности, как это показано на Слайде 5.

Это подтверждает и анализ распределения соответствующих этим уровням объёмов финансовых доходов наркомафии, получаемых от реализации продукции афганского наркопроизводства.

Как видно на этом слайде, на примере структуры доходов от афганского наркопотока, пирамида распределения доходов по уровням оказывается обратной пирамиде распределения числа участвующих в каждом из уровней преступников и совершаемых ими криминальных трансакций.

То же самое подтверждается и структурой распределения прибыли глобального наркопотока кокаина, общий доход которого в 2009 году составил порядка 84 млрд. долларов США.

При этом те, кто выращивает андскую коку заработали не более 1 млрд. долларов, а весь основной доход размером в 35 млрд. долларов был сконцентрирован в Северной Америке и  26 млрд. долларов  - в Центральной Европе.

Там же, естественно, было произведено и отмывание почти 80 процентов нелегально полученных средств и лишь на порядок меньший объём средств, полученных в других регионах, был отмыт на Карибах.

(Traffickers' gross profits from the cocaine trade stood at around $84 billion in 2009. While Andean coca bush farmers earned about $1 billion, the bulk of the income generated from cocaine was concentrated in North America ($35 billion), followed by West and Central Europe ($26 billion). Approximately two-thirds of that total may have been laundered in 2009. The findings suggest that most profits from the cocaine trade are laundered in North America and in Europe, whereas illicit income from other subregions is probably laundered in the Caribbean).

На сегодня очевидны два глобальных наркотрафика или наркопотока, представленных на слайде: латиноамериканский кокаиновый и афганский героиновый.

Направленность, интенсивность и чрезвычайная мощность данных трафиков требует их более точно обозначать как «потоки», «стримы».

Впечатляющая разрушительная мощь этих глобальных наркопотоков особенно наглядна в ситуации государств транзита наркотиков, которые, попадая под эти потоки, входят в бесконечную социально-политическую турбулентность, поскольку их бюджеты вдвое-втрое, а нередко и на порядки меньше стоимости пронизывающего их наркопотоков.

Вряд ли стоит здесь подробно описывать трагедию идущей ныне полугражданской войны в Мексике, которая буквально вспорота лавиноподобными наркопотоками.

Или возьмём Центральную Азию.

Бюджеты лежащих на пути Северного Маршрута афганского героина государств Таджикистан и Киргизия в несколько раз меньше финансовой мощности проходящего по их территориям афганского наркопотока.

Глобализация наркопреступности и возникновение сметающих всё на своём пути глобальных наркопотоков, к сожалению, стали обыденностью и для стран Балканского полуострова. Достаточно указать на то, что географический регион Косово в результате известных событий превращен в главный транзитный наркокластер Европы, в эпицентр, в котором, с одной стороны, стыкуются два глобальных наркопотока – кокаиновый, через Африку, и героиновый через Турцию, с другой стороны, осуществляется целевая перевалка наркотиков в страны Европейского союза.

Через этот европейский центр дистрибуции кокаина и героина, по оценкам ООН, ежегодно протекает порядка 50 тонн героина, а размер ежегодной прибыли от его транзита достигает 3 млрд. евро, – то есть, в 2 раза больше, чем бюджет территории Косово.

Те же тенденции и в отношении глобального кокаинового наркопотока, транзитом проходящего через территории Нигера, Гвинеи-Бисау и других африканских стран.

Более того, анализ кокаинового глобального наркотрафика, свидетельствует, что в течение последних десяти лет он не только кардинально сместился на европейское направление, но и создал сотни новых маршрутов транзита из Латинской Америки через Западную Африку в Европу.

При этом совершенно очевиден типичный для подобной ситуации процесс, особенно на примере государств западного Сахеля, стремительной трансформации наркопотока в доминирующий и при этом криминальный субъект геополитики, обладающий гигантскими финансовыми, технологическими и людскими ресурсами, отмобилизованными на переформатирование политического и экономического глобального пространства.

Самыми очевидными примерами являются перевороты в Гвинее-Бисау, Мавритании, Нигере, происходящие беспорядки в Кот’дИвуаре. Немалый вклад внесли наркотрафики и в дестабилизацию ситуации в арабских государствах.

Эти примеры дестабилизации стран-транзитёров являются ещё одной показательной характеристикой планетарного масштаба наркопотоков.

Только всестороннее и целостное понимание природы и движущих сил глобальных наркопотоков позволяет нам не упустить суть угрозы со стороны наркопреступности.

Отрадно, что эта проблема была рассмотрена на Саммите «Большой Восьмёрки» в Довилле (Deauville), что делает её весьма перспективным направлением совместной работы по укреплению международной безопасности.

Но этого явно недостаточно.

Необходима решительная консолидация правительств ведущих государств на организацию глобальной антинаркотической коалиции, которая бы действовала именно против глобального уровня наркопотоков и в тесном взаимодействии с политиками, экономистами и финансистами.

Очевидно, что для ликвидации глобальных наркопотоков потребуется кардинальная трансформировация мировой финансовой системы.

Первые шаги в этом направлении уже делаются.

Так, ровно две недели назад «Большая двадцатка» приняла решение о необходимости обязательного контроля над финансовыми потоками.

В какой-то степени мы наблюдаем возвращение к логике принятого в 1933 году в США, в разгар Великой депрессии Акта Гласса-Штиголла (the Glass-Steagall Act), разделившего депозитные и инвестиционные функции банков.

Но еще в большей степени необходимы жесткие ограничения, препятствующие привлечению криминальных денег.

Иными словами, ликвидацией только финансового пузыря не обойтись.

Прошу ещё раз обратить внимание на базовую схему.

Совершенно очевидно, что ликвидация «пузыря» должна сопровождаться уничтожением воспроизводства наркопроизводства, построенного на восполняемых биоресурсах – кустов коки и опиумного мака как первоисточника основной массы наркоденег.

Однако одних репрессивных мер тоже недостаточно.

Ключевым направлением ликвидации глобальных наркопотоков является переформатирование существующей экономики и переход к экономике, исключающей криминальные деньги и гарантирующей воспроизводство чистых ликвидных активов, то есть к экономике развития, когда в основе принимаемых решений лежат проекты развития и целевые долгосрочные кредиты.

Примером такого подхода может служить представленный  в марте прошлого года на Совете Россия – НАТО российский План ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга 2», вторым пунктом которого обозначена «Разработка и реализация программы подъема экономики и развития Афганистана через инфраструктурное развитие».

Случай Афганистана является самым наглядным и показательным с точки зрения проблемы.

Чем более разрушена эта многострадальная страна, чем больше здесь идёт боевых действий и сохраняется запредельная геополитическая напряжённость – тем дольше Афганистан будет оставаться планетарным центром и монополистом по производству опиатов, а с 2010 года ещё и каннабиоидов, гашиша.

В этом плане перспективным считаю заявление генерального секретаря НАТО господина Расмуссена от 3 ноября, где он справедливо заметил, что «простого уничтожения» маковых полей в Афганистане недостаточно, а надо предоставить афганским крестьянам альтернативные культуры для производства, то есть дать им средства к существованию.

Генсек подчеркнул, что тут он «рассчитывает на расширение сотрудничества России и НАТО».

Это вдохновляющие слова. И полагаю, что эта позиция могла бы стать одной из центральных на юбилейном Саммите Совета Россия-НАТО, который состоится в мае следующего года в Чикаго.

Благодарю за внимание.

 

Перевод доклада (Английский язык)Перевод доклада (Английский язык)

 

Перевод доклада (Испанский язык)Перевод доклада (Испанский язык)