Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

26.01.2012

 

Выступление председателя ГАК, директора ФСКН Виктора Иванова на Всемирном экономическом форуме 26 января 2012 года, Давос

 

Решение проблемы афганского наркопроизводства позволит вылечить глобальную экономику

 

Уважаемый председатель!

Позвольте поблагодарить организаторов Форума в Давосе за возможность выступить перед столь компетентной аудиторией.

В разгар первого пика финансового кризиса 2008 – 2009 годов заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор УНП ООН Антонио Коста заявил о том, что  в крупнейшие банки мира для устранения критического дефицита ликвидности было вброшено около 352 миллиардов наркодолларов, которые затем были использованы в межбанковских заимствованиях.

Действительно, как показывают документы расследований по отмыванию преступных доходов, крупнейшие банки критически зависят от грязных, но ликвидных денег от продажи наркотиков.

Здесь уместно вспомнить резонансное дело в отношении американского банка Ваковия (Wachovia), который только по официальным данным провел через свои счета 378 миллиардов долларов на контролируемый мексиканскими наркокартелями пункты обмена  (касас дель камбио).

Также заподозрены и оштрафованы еще два банка в США «American Express Bank» и «HSBC».

Что это означает?

Прежде всего, то, что наркоденьги и порождающий их глобальный наркотрафик являются не только донорами столь дефицитной ликвидности, но и, по сути, жизненно важным и необходимым сегментом всей монетарной системы и одной из составляющих современного финансового кризиса.

Более  того, именно это обстоятельство, то есть, возможность перманентного восполнения столь необходимой ликвидности, – во многом является движущей пружиной финансово-экономического и социального заказа на продолжение наркопроизводства.

В свою очередь, само существование глобального финансового пузыря обусловлено именно этой возможностью для банков привлекать ликвидные наркоденьги.

По сути, нечистоты удобряют нынешнюю экономическую систему.

А с учётом того, что, согласно общепризнанным оценкам, в том числе экспертов ООН,  наркоденьги в мире ежегодно составляют рынок объёмом более 500 миллиардов долларов, а негативные последствия для реальной экономики в 2 – 3 раза превышают эту сумму, объем ежегодного ущерба мировой экономике составляет 2 триллиона долларов, что равно ВВП таких стран, как Франция или Великобритания.

И это позволяет уверенно утверждать, что наркоденьги являются базисом современной финансовой системы.

Следует подчеркнуть, что глобальные наркорынки действуют по законам рынка, стимулируемого спросом. При этом спрос на наркотики, в отличие от спроса на легальных рынках, отнюдь не падает, и обусловлено это комплексным его характером.

Две составляющие этого спроса, своего рода драйверы, – это широко известный биологический спрос 200 милионов наркозависимых и скрытый спрос финансовых учреждений, причем финансовый драйвер в три раза мощнее биологического. Именно он, как гигантский коллайдер, разгоняет общий спрос на сохранение и расширенное воспроизводство наркорынков.

Так, например, в Италии, согласно докладу бизнес-ассоциации «СОС Импренса» в минувшем году мафия генерировала более 7 процентов ВВП страны, или около 100 миллиардов евро чистой прибыли.

Таким образом, итальянская мафия в условиях финансового кризиса выступила в качестве крупнейшего финансового института. Причем наиболее доходной частью финансовых операций таких группировок как сицилийская «Коза Ностра», неаполитанская «Каморра» и калабрийская «Ндрангета» стало кредитование бизнеса из средств наркоторговли.

Пример Италии более чем исчерпывающе указывает на то, что вся существующая глобальная экономическая миросисатема в целом не только недееспособна, но и направлена на разрушение самих основ национальных сообществ и человечества.

Вывод очевиден: миру нужна принципиально новая экономика – и именно на это должна быть направлена Великая Трансформация и создание новых моделей в целях интеграции народов, систем и технологий.

Что должно лежать в основе новой экономики? Внеэкономический принцип справедливости, что требует выхода за рамки чистой экономики к политэкономии.

Сегодня полезно заново читать Адама Смита, Давида Рикардо и Карла Маркса, поскольку необходимо отвечать на вопрос: откуда берётся общественное богатство и насколько оно является действительно общественным, то есть в интересах большинства населений наших государств и человечества в целом.

Уровень социального расслоения и неравенства в мире убедительно свидетельствует о том, что существующая миросистема, организована не вокруг производства общественного богатства и позитивной добавленной стоимости, а на целевом извлечении сверхприбылей узких элит за счет манипулирования неликвидными активами.

Последствия очевидны – это ведет к ущербу реальной экономики и деградации населения.

А нарастающий финансовый пузырь и, как следствие, дефицит ликвидности, разогревают спрос на услуги по восполнению этой ликвидности через наркопроизводство, что может быть определено как  антиуслуги и антиденьги в мировой экономике.

Влиянием пузыря, толкающим голодную до ликвидности финансовую систему к всеядности и поглощению наркоденег, можно объяснить многолетний феномен масштабного производства героина в Афганистане.

65 миллиардов долларов, ежегодно извлекаемых криминальным миром из афганского наркопроизводства, оборачиваются для мировой экономики потерями порядка 200 миллиардов долларов в год.

При этом общество потеряло за 10 лет этого явления, ввиду смерти от афганского героина, около 1 миллиона молодых работников.

Изложенное убедительно свидетельствует о том, что мировая экономика является своего рода заложником наркопроизводства, а Афганистан, в свою очередь, является заложником больной глобальной экономики.

Поэтому вопрос «Как сдувать финансовый пузырь?» в значительной мере равнозначен вопросу «Как победить глобальную наркопреступность?» - и, прежде всего, ликвидировать афганское наркопроизводство.

Ключевым направлением ликвидации глобального наркопроизводства является переформатирование существующей экономики и переход к экономике, исключающей криминальные деньги и гарантирующей воспроизводство чистых ликвидных активов, то есть к экономике развития, когда в основе принимаемых решений лежат проекты развития и целевые долгосрочные кредиты.

Примером такого подхода может служить представленный  в позапрошлом году на Совете Россия – НАТО российский План ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга 2», вторым пунктом которого обозначена «Разработка и реализация программы подъема экономики и развития Афганистана через инфраструктурное развитие».

Именно такое решительное развитие, составляющее альтернативу для Афганистана, способно вывести весь мир к слому глобальной машины по производству антистоимости (anti-value) и к устойчивому производству положительной добавленной стоимости в интересах всего человечества.

Что это на практике?

Это создание инфраструктур нового поколения, при этом инфраструктур не с ограниченным доступом, а всеобщего пользования. По сути, нужна новая индустриализация мира, где основной продукцией и носителем нового общественного богатства станут новые технологии  и инфраструктуры.

И здесь моя точка зрения совпадает с позицией премьер-министра России Владимира Путина. 

С учетом тектонического характера воздействия наркопроизводства на мировую экономику предложил бы создать рабочую группу для подготовки специального доклада к следующему Всемирному экономическому форуму с привлечением ведущих экспертов ООН, Мирового банка и других специалистов по оценке вызовов мировой экономике со стороны глобального наркопроизводства.

Благодарю за внимание.

 

Перевод выступления (Английский язык)Перевод выступления (Английский язык)