Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

22.11.2012

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета,  директора ФСКН России В.П. Иванова на Круглом столе  по теме «Законодательное обеспечение создания и функционирования национальной системы реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц» (Государственная Дума, 22 ноября 2012 года)

 

Об организации социальной защиты граждан России
от наркомании

 

Иванов Виктор Петрович

Уважаемый Сергей Владимирович!

Уважаемые коллеги!

 

Прежде всего, хочу поблагодарить Государственную Думу за крайне своевременную инициативу по проведению данного круглого стола. Сразу четыре комитета Госдумы проявили искренний интерес, и уверен, сегодня будет положено начало новому этапу сотрудничества Государственного антинаркотического комитета и ФСКН России с Госдумой.

Не буду Вас стращать цифрами, тем более что я их неоднократно озвучивал, а в июле этого года мы впервые провели целостный и детальный мониторинг наркоситуации и в специальном докладе доложили Президенту России.

Наркоситуация в России крайне тяжёлая, достаточно сказать, что среди нас живут более 8 миллионов наркопотребителей, и именно они обеспечивают до 80 % всей уличной преступности в стране и одновременно образуют как рынок спроса, так и инфраструктуру сбыта наркотиков.

Из этого в соответствии со Стратегией государственной антинаркотической политики и указаний Президента России следует необходимость в ближайшие три-пять лет кардинально сократить уровень и масштаб наркомании, тем самым, защитить как самих наркопотребителей, так и всё население от наркопотребителей, которые, к несчастью,  являются основой дистрибутивной сети, создают общий  криминальный фон, и опасны в повседневной жизни - речь идёт о профессиях, связанных с риском,  водители, лётчики, военные, диспетчеры АЭС и другие.

Для этого необходимо ясно понять корень проблемы и выработать правильную стратегию по созданию практически нового законодательства в антинаркотической сфере.

В полицейской сфере в законодательном плане всё достаточно чётко определено, нами подготовлены многочисленные законопроекты, идёт нормальный рабочий процесс. Тем не менее, хотел бы обратить внимание и просить Вашей поддержки на два момента.

Во-первых, необходимо срочно вооружать ГАК и ФСКН России  полномочиями временно приостанавливать гражданский оборот новых, доселе неизвестных веществ, в отношении которых появились существенные основания признавать их наркотическими. По действующим регламентам требуется до 2-х лет на процедуры, связанные с официальным признанием таких веществ наркотиками, а новые синтетические наркотики - так называемые дизайнерские - сегодня появляются каждую неделю и основную прибыль с их оборота снимают за полгода-год. В этой ситуации без права оперативных решений, мы попросту не адекватны, так как за время бюрократических согласований большой процент молодёжи приобщается к новым наркотикам.

Во-вторых, серьёзнейшей проблемой является законодательное разрешение вопроса конфискации имущества наркодилеров. Считаю целесообразным провести по этой проблеме отдельное совещание с ведущими комитетами Госдумы.

Но полицейская работа по отношению к такой  сугубо социальной проблеме как наркомания не может вестись изолированно от базовых процессов в обществе.

Уровень интенсивности полицейских усилий по борьбе с наркоманией ярко виден из одной только цифры - текущее количество сограждан, наказанных решениями суда или находящихся под следствием за преступления, связанные с наркотиками, составляет 550 тысяч человек, что, вне всяких сомнений, запредельно, и свидетельствует о серьёзном изъяне в самом государственном подходе к борьбе с наркоманией.

Более того, весь этот пятисоттысячный контингент, при  крайне высоком уровне рецидивности, более 40 процентов, и латентности - является основным фактором интенсивного воспроизводства наркомании в России.

При этом сами наркопотребители образуют костяк, основу уличной торговли наркотиками и выступают посредниками, связующими звеньями, между откровенным криминалитетом и здоровой молодёжью.

Таким образом, очевидно, что одной полицейской дубиной общество от наркомании не спасти.

Изложенное выше диктует необходимость приступить к реализации политики, направленной на денаркотизацию, а по сути - на декриминализацию общества через кардинальное снижение спроса на наркотики, законодательно выдавливая наркопотребителей из свободного обитания в обществе в специализированные центры социальной реабилитации для прохождения обстоятельного и долгосрочного курса освобождения от наркозависимости.

Но на сегодня в стране нет национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации, а имеющиеся примерно 500 негосударственных реабилитационных центров действуют, как умеют, на свой страх и риск, практически вне государственной поддержки и абсолютно вне правового поля.

Осознать проблему позволяет следующий факт: количество выявленных полицией в порядке административной практики наркопотребителей за последние пять лет превышает миллион человек, но ни медицине, ни органам социальной защиты эти люди неизвестны. Хотя по логике, и в интересах общества, ими давно уже должны бы заниматься специалисты.

Перед нами по сути миллион пропавших без вести, и никому до них дела нет, кроме родственников и близких, а также подвижнических центров социальной реабилитации, старающихся вытаскивать людей из бездны.

Государственная медицина видит только 650 тысяч, обратившихся за наркологической помощью, а государственная социальная защита не видит ни тех, ни других.

По сути гигантская армия наркопотребителей в России существует вне государства, свободно воспроизводя себя и наркоманию, а существующие системы оказания государственной наркологической помощи по освобождению от зависимости попросту не работают.

При заявляемом наркологической службой количестве стоящих на учёте 650 тысяч наркопотребителей лишь 2 % прошедших курс детоксикации в наркодиспансерах возвращаются в общество. С учетом того, что реальное число лиц, употребляющих наркотики в немедицинских целях оценивается в 8,5 млн человек, получается, что фактическая эффективность государства в освобождении от наркозависимости составляет менее 0,2 %. А почти все 100 % обреченно ходят по кругу, регулярно обращаясь в наркологические диспансеры и, в конце концов, погибая от морфологического разложения организма.

Таким образом, лечение как бюджетно обеспеченная наркологическая услуга производится, а результатов освобождения от наркозависимости нет.

В обществе, в регионах и на местах это уже давно стало абсолютно очевидным для порядка 40 млн человек, непосредственно столкнувшихся с проблемой с учетом самих наркопотребителей и их близких, - о чем свидетельствуют многочисленные письма практически из всех регионов России.

В итоге, в своем сегодняшнем состоянии государственная система оказания наркологической помощи не только не справляется с поставленной Президентом России задачей сбережения народа, но и по своей сути выступает идеальной платформой для воспроизводства наркомании в стране, способствуя процветанию теневого рынка наркологических услуг и наркокриминализации общества.

Фильм, который мы просмотрели перед началом нашего круглого стола, ясно обозначает эту главную проблему.

Не только ко мне, но и Президенту России буквально ежедневно обращаются граждане, матери и родственники наркозависимых с просьбой дать им ответ, куда пойти, чтобы спасти попавших в эту беду. Потому что сегодня - и в самом деле - некуда пойти. Даже ещё хуже: уже ходили и пять и семь раз в разные дорогостоящие диспансеры и клиники, но пользы от этого в большинстве случаев не было никакой. Автора одного из таких последних писем-  Веру Михайловну Кононову, председателя родительского комитета реабилитационного центра в станице Темнолесской Ставропольского края мы специально пригласили на Круглый стол. Попрошу её в своём выступлении рассказать о фактическом положении дел.

Кстати, я был в этом центре, а также в ростовском центре, которые созданы Николаем Новопашиным.

Их опыт полностью соответствует всем мировым стандартам. А главное что я увидел, то что не видел в наркологических клиниках это живые глаза, люди не затуманены нейролептиками,  а живые красивые и молодые, в их глазах горит желание жить и работать. А вот что им делать - это зависит от нас с вами,  уважаемые законодатели. После наркологии наркоман практически гарантированно возвращается в старую среду, а в центрах социальной реабилитации, если им дать миниальный бюджет, они готовы возделывать землю, выращивать скот, птицу и содержать себя и свои семьи.

Знаете, здесь нельзя не вспомнить проникновенный монолог Мармеладова в "Преступлении и наказании" Фёдора Михайловича Достоевского, который так и говорил, как будто подслушал плач российских матерей в ситуации, "когда уже некуда больше идти". Процитирую: "Ибо некуда было идти. Понимаете ли, понимаете ли вы, милостивый государь, что значит, когда уже некуда больше идти? Нет! Этого вы еще не понимаете...".

Что это в итоге означает? Нельзя сводить помощь наркозависимым исключительно к медицине, необходимо по сути с нуля создавать сквозную федеральную практику долгосрочной социальной реабилитации.

Использование подтвержденных мировой практикой методов социальной реабилитации, реализуемых преимущественно неправительственными организациями, но в условиях организации мощной разнообразной грантовой и бюджетной государственной поддержки, позволит поднять эффективность освобождения от наркозависимости в 10 и более раз и кардинально изменит ситуацию в стране.

Действующие же на данный момент в стране порядка 500 стихийно возникших центров немедицинской социальной реабилитации, созданных некоммерческими неправительственными организациями, в совокупности  обладают ничтожной пропускной способностью, ибо никак не поддерживаются государством.

При этом наличной пропускной способности данных центров абсолютно недостаточно, поскольку минимально необходимое число наркопотребителей, которых необходимо, и уже сейчас возможно вовлекать в программы социальной реабилитации, составляет не менее 150 тысяч человек, то есть почти в 10 раз больше, чем сегодня.

Мы в настоящее время  стимулируем создание нового для нашей страны института альтернативной ответственности, когда наркопотребителю, совершившему незначительное преступление, предлагается вместо отбывания наказания пройти полный курс реабилитации.

И у нас уже есть первый опыт (порядка 200) подобных приговоров суда, однако, как эти 200 человек, так и двести тысяч выявляемых в ходе привлечения к административной ответственности по факту не имеют возможности проходить эффективные реабилитационные программы - их попросту недостаточно, да и влачат они жалкое существование без поддержки государства.

Также как сегодня некуда идти отдельным наркозависимым, некуда направлять и тех, кто по решению суда, уже сегодня, должен государством направляться на эффективную систему реабилитации с последующей интеграцией в общество.

В настоящее время нами готовится внесение в Думу законопроекта, который будет давать возможность выбора альтернативной ответственности в массовом порядке. Уже через год-полтора будет сформирован настоящий поток направляемых на освобождение от зависимости, но инфраструктуры для реализации действительно эффективных программ реабилитации в стране нет.

Давайте смотреть правде в глаза. Двадцать лет назад мы по разным причинам ликвидировали систему ЛТП  - лечебно-трудовых профилакториев -  как класс. На это были разные причины, но, чем бы это не оправдывалось, ликвидировав ЛТП, мы оставили проблему без решения.

Три года назад Советом Безопасности и Государственным антинаркотическим комитетом принято решение создавать новую целостную систему социальной реабилитации и ресоциализации. Решение было закреплено в Стратегии государственной антинаркотической политики, а затем в качестве прямого поручения президента России на Президиуме Госсовета в апреле прошлого года.

На сегодня удалось выйти на проект такой системы и добиться существенных успехов - сегодня мы услышим об этом. Но этого абсолютно недостаточно.

В чем суть спроектированной и создаваемой в настоящее время Национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации?

Условно систему можно определить как реабилитирующе-восстанавливающее сообщество, три ступени и три ключа.

В основе освобождения от зависимости, прежде всего, лежит введение бывшего наркопотребителя в терапевтическое и восстанавливающее сообщество, которое не только отказывается от приёма наркотических веществ, но и культивирует ценности достойной и полноценной жизни, служения стране и обществу, активного жизнестроительства. Это ключевой момент. Без переворота ценностей в сознании от наркомании не избавиться.

Именно поэтому такую важную роль во всём мире играют негосударственные неправительственные реабилитационные центры - ведь в их основе всегда лежит личностный и общинный фактор, закваска, которые в итоге и позволяют осуществлять таким сообществам сверхнагрузку и решать сверхзадачи по вытаскиванию людей из наркомании. Не случайно ряд священнослужителей, и не только православных, чётко формулируют, что как болезнь, включая органическое поражение мозга и организма, наркомания практически неизлечима, и освободиться от наркомании можно исключительно духовно, через полную смену ценностного плана созидания.

Три ступени освобождения наркопотребителя от наркомании определяют последовательное восхождение через медицинскую наркологическую помощь, социальную реабилитацию и постреабилитационный персональный патронат.

Продолжительность лечения на первой ступени - от нескольких дней до месяца, реабилитации и восстановления на второй ступени - от полгода до полутора лет, третьей ступени - комплексной ресоциализации - много лет. В финансовом плане третья ступень наименее затратная, но и наиболее сложная, требующая сложной координации усилий и восстанавливающего сообщества, и семьи, и всех служб по месту жительства.

Три ключа определяют тех, кто должен со стороны государства отвечать за эффективное прохождение бывшего наркопотребителя по указанным трём ступеням.

Здесь три ключевых игрока: полиция, здравоохранение и социальная защита.

Первый ключ - полицейский - позволяет, помимо добровольно обратившихся за наркологической и социальной помощью, выявить среди правонарушителей наркопотребителей, причём, в больших количества, как я уже сказал, за пять лет более миллиона, которых затем мотивировать к социальной реабилитации и ресоциализации

Второй ключ - медицинский, наркологическая помощь, когда выявленные наркопотребители подлежат направлению в органы здравоохранения для постановки диагноза и оказания первой помощи (детоксикация, психотерапевтическая помощь, сопряжённые с наркоманией заболевания и т.д.).

И третий ключ - социальная защита, когда для данного оказавшегося в трудной жизненной ситуации наркопотребителя организуется долгосрочная программа социальной реабилитации и ресоциализации, в ходе которой происходит восстановление стандартов социального поведения, всего набора базовых способностей (коммуникативных, понимания, рефлексии, мышления) и трудовых навыков, самой готовности и способности к трудовому усилию.

Специально хотел бы отметить приоритетную роль региональных систем социальной защиты и всей федеральной вертикали социальной работы.

Здесь передовым на сегодня является Ханты-Мансийский автономный округ, где по итогам выездного совещания председателя ГАК и по инициативе Губернатора автономного округа Натальи Владимировны Комаровой Департамент социального развития организует целостную региональную систему социальной защиты наркозависимых через введение соответствующего регионального Государственногой стандарта социального обслуживания"Социальная реабилитация и ресоциализация лиц, допускающих немедицинское употребление наркотических средств и психотропных веществ", а также введение специального сертификата на реабилитацию.

Об этом подробно расскажет сегодня лидер данного направления первый заместитель директора Департамента социального развития Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Ирина Александровна Уварова.

Таким образом, серьёзные заделы и отработанные элементы для создания единой национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации в стране созданы.

При этом очевидна главная проблема: практически вся эта гигантская, колоссальная деятельность сегодня находится вне правового поля.

Законодательный механизм в стране отсутствует. Иными словами: общество остаётся в незащищённом от пребывания массы наркопотребителей во всех его порах, да и сам наркопотребитель, остающийся один на один с улицей и глубоко страдающими родственниками и близкими.

Даже казалось бы административное побуждение - в законодательном плане является проблемой, ведь наказывают для того, чтобы взять штраф, а не направить на программы реабилитации и социальной интеграции. То есть мы мощью закона изо дня в день добиваемся по сути извлечения прибыли из совершающих административные наркопреступления, а не пресечение самих причин преступности и возвращения данных лиц в социум.

Более того, из существующего законодательства изымаются и те крохи, которые на сегодня имеются.

Так, в настоящее время в Госдуме начинается рассмотрение проекта новой редакции федерального закона "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации", из которой из числа оснований признания граждан (семей) нуждающимися в социальном обслуживании вообще выпала категория граждан или членов семьи, у которых устойчивая наркотическая или алкогольная зависимость.

Это означает, что закрывается последняя возможность для регионов развёртывать на государственном уровне программы социальной реабилитации наркозависимых лиц в системе социального обслуживания.

В российском правовом пространстве вообще отсутствует само понятие социальная реабилитация, причём, не только наркозависимых. Работают тысячи центров социальной реабилитации, десятки тысяч студентов ежегодно получают в зачётную книжку оценки по предмету "Социальная реабилитация", издаются учебники и защищаются диссертации, но с точки зрения законодательства это всё является у нас своего рода партизанской деятельностью, что, понятно, всегда легко перевести и в прямо незаконную.

Прошу уважаемых депутатов обратить внимание на данную вопиющую ситуацию и исправить её.

И самое главное - отсутствует система законодательно закреплённых и чётко прописанных правовых норм, которые бы задавали ясную и понятную схему освобождения наркопотребителей от зависимости, а общества - от опасности наркопотребления и уменьшения числа наркозависимых.

Базовый федеральный закон N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", принятый ровно 15 лет назад (8 января 1998 г.) определяет в Статье 54, что "Государство гарантирует больным наркоманией оказание наркологической помощи, которая включает обследование, консультирование, диагностику, лечение и медико-социальную реабилитацию", но по факту государства хватает только на исключительно медицинскую часть (а это 5 - максимум 10 процентов всего дела), но и вся помощь сводится однозначно к медицинской помощи, которая сама по себе, в отрыве от социальной реабилитации и ресоциализации, имеет практически нулевую эффективность.

А правильный, казалось бы, термин "медико-социальная реабилитация", вместо задания комплексного процесса по указанным трём ступеням - лечение, социальная реабилитация и постреабилитационный патронат - сводится в подавляющем большинстве случаев к медицинской составляющей. Медицина финансируется - и это хорошо, а всё остальное - нет.

Ну, и на законодательном уровне вообще не прописана сама схема освобождения от наркозависимости. Делается жизнеутверждающая декларация - "Государство гарантирует больным наркоманией оказание наркологической помощи", но как эта помощь оказывается и где и в чём гарантии того, что эта помощь состоится на деле, а не окажется очередным обманом - этого в законодательстве нет.

Уважаемые коллеги, настоятельно требуется законодательное творчество, которое бы оформило существующую передовую практику освобождения от зависимости в полнокровной системе законодательных норм.

Здесь существуют три  возможных стратегии.

Первая - принимать отдельный новый ФЗ "О социальной реабилитации и ресоциализации".

Вторая - кардинально переработать существующий базовый 3-й ФЗ

Третья стратегия, которую я уже озвучивал на парламентских слушаниях в Госдуме и Совете Федерации в этом и прошлом году - вообще выйти на создание простого и ясного Антинаркотического кодекса.

У каждой из стратегии есть свои плюсы и минусы, просил бы обсудить.

Главное - должна появиться простая и ясная схема для любого российского гражданина, попавшего в трудную жизненную ситуацию, его родных и близких.

Сегодня, повторю, человеку попросту некуда пойти - вся система законодательства создана исходя из предположения, что можно всю проблему наркомании свалить на наркологическую медицинскую службу, но мировой опыт и практика организации освобождения от зависимости в России говорят о прямо противоположном - нужна долгосрочная немедицинская социальная реабилитация.

Уважаемые коллеги!

Время не ждёт!

Предлагаю следующий 2013 год сделать годом окончательного создания Национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых и осуществить не только практические меры на местах, но и коренной пересмотр всего антинаркотического законодательства.

Считал бы целесообразным также отработать эти проблемы со всеми законодательными собраниями в регионах - вместе с региональными антинаркотическими комиссиями, которые по должности возглавляют в субъектах Федерации губернаторы.

Критически необходимо законодательное творчество на всех уровнях управления, начиная с муниципального.

Прошу также участников круглого стола поддержать нашу совместную с Минздравом России инициативу по организации межведомственной президентской программы "Комплексная реабилитация наркозависимых".

Также прошу Сергея Владимировича Железняка, как представителя Государственной Думы в Государственном антинаркотическом комитете на очередном заседании ГАК 18 декабря выступить с систематизированными предложениями по развитию антинаркотического законодательства. Примерный план возможных законодательных актов нами подготовлен, надо провести его инвентаризацию и существенно усилить. Возможно, для этого следовало бы создать целевую рабочую группу ГАК.

Уважаемые коллеги!

Мы понимаем, что основная тяжесть практической работы ложится на регионы и муниципальные  образования, на неправительственные организации. Но без ясной позиции государства и чёткого законодательного оформления новой для нашей страны практики социальной реабилитации кардинального изменения в наркоситуации мы не получим.

Спасибо за внимание.