Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

05.06.2013

 

Интервью председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова "Российской газете"

 

Рынок тяжелых наркотиков в России стал пополняться кокаином из Латинской Америки

 

Сегодня в Москве открывается 30-я международная конференция правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. О масштабах наркоугрозы, динамике рынка запрещенных препаратов и новых способах борьбы с этим злом в интервью "Российской газете" рассказал глава Государственного антинаркотического комитета, директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

 

Виктор Петрович, приближается 2014 год, когда из Афганистана выйдут американские войска. Многие эксперты считают, что тем самым будут открыты шлюзы, сдерживающие поток наркотиков в нашу страну. Вы согласны с этим мнением?

 

Виктор Иванов: Я не думаю, что произойдут какие-то кардинальные изменения.

 

Президент Владимир Путин не случайно дал оценку ситуации, сложившейся в Афганистане: "Международные силы содействия безопасности практически ничего не предпринимают для искоренения производства наркотиков в Афганистане".

 

Афганское наркопроизводство уже превратилось в генератор всего спектра угроз, стало системообразующим фактором военно-политической ситуации в Евразии.

 

Что же касается количества наркотиков, то на сегодняшний день из всего гигантского объема производимого опиума и гашиша реализуется менее трети. Остальное складывают где-то в труднодоступных горных районах. По нашим оценкам, речь идет о как минимум 50 тысячах тонн опиума. Его сразу не реализовать, потому что такого рынка сбыта на земном шаре еще просто не существует. Опиум хранится на "черный день", на случай неурожая. Так что сокращения предложения наркотиков, как мы видим, в ближайшее 5-10 лет даже не ожидается.

 

В афганское наркопроизводство втянуто до трех миллионов местных крестьян. Сотни тысяч человек на постсоветском пространстве потребляют афганские наркотики. А жертвами афганского героина за десять лет стали свыше одного миллиона человек. Для сравнения: от террористических актов за то же десятилетие погибло не более 10 тысяч человек.

 

Понятно, что столь огромные доходы от наркоторговли не хранятся в мешках под кроватью. Некоторые источники сообщают о преступных доходах от 100 до 300 миллиардов в год. И даже гораздо больше.

 

Виктор Иванов: Естественно, что, кроме того, существует еще и спрос финансовый. Есть люди, которые связаны и с производством наркотиков, и с транзитом, и с распространением. Это их основная работа. Поэтому они будут искать "товар", к которому они привыкли и умеют им торговать. Есть еще и банковские структуры, которые ждут этих денег. У преступных группировок, которые специализируются на сбыте, сложились устойчивые отношения с определенными банками, куда они эти деньги отправляют.

 

Иными словами, все это является драйверами продолжения наркопроизводства.

 

За последние дни в СМИ появилось много информации об успешной совместной операции антинаркотических служб в Афганистане - России, Америки и афганских подразделений. Вы будете обсуждать вопросы о проведении совместных операций на нынешнем саммите?

 

Виктор Иванов: Проведение совместных операций, их подготовка, обмен оперативной информацией по отдельным наркодилерам, наркокурьерам, по каналам, по специфике поставки наркотиков - это как раз и есть суть этой конференции, ее центральный вопрос. Операция "Самшит", которую вы упомянули, прошла в Афганистане неделю назад. Она достаточно давно готовилась.

 

Хочу обратить внимание, что семь лабораторий, которые были уничтожены в ходе этой операции, дислоцировались в горных труднодоступных районах на севере Афганистана в провинции Бадахшан. Половина горного массива Бадахшана находится в Афганистане, а половина в Таджикистане. С точки зрения инфраструктуры поставок очень удобно. Горными тропами наркотики перебрасывают на территорию Таджикистана. Где уже дальше русскоговорящие наркокурьеры доставляют отраву конечным потребителям в Россию.

 

Но именно перехваты этих наркотиков позволили нам создать огромную подробную базу данных по афганским нарколабораториям, их дислокациям, оценке каналов поставки наркотиков, вычислить маршруты наркокурьеров, их телефоны, электронные адреса и так далее. Теперь у нас есть возможность, используя эту базу данных, а также оперативные возможности, задействовать весь потенциал афганских антинаркотических сил. И подключать наших американских коллег, которые держат в Афганистане, пожалуй, самое большое количество агентов - свыше 90 сотрудников агентства по борьбе с наркотиками находится на территории этой страны.

 

В боевых операциях участвуют наши сотрудники?

 

Виктор Иванов: Только афганцы. У нас в Кабуле есть несколько представителей госнаркоконтроля. Они хорошо знают ситуацию в стране, выезжают во все провинции, поддерживают очень плотный конструктивный контакт с МВД Афганистана и с американскими партнерами. Происходят регулярные встречи, все друг друга знают по именам. Все это позволяет сконцентрировать возможности трех спецслужб для организации антинаркотической работы.

 

Мы какую-то технику поставляем афганцам?

 

Виктор Иванов: Конечно. Напомню о вертолетном контракте в рамках содействия международным силам по поддержанию безопасности. Наши вертушки там очень хорошо себя зарекомендовали. Они неприхотливые, обладают хорошими летными и боевыми качествами. Плюс наше оружие.

 

Мы не собираемся сменить американский контингент в Афганистане своими подразделениями?

 

Виктор Иванов: Это вопрос не в моей компетенции. Но, как член Совета Безопасности, могу сказать, что такая задача не ставится. Этот вопрос закрыт, я думаю, навсегда.

 

Известный аналитик и политик Збигнев Бжезинский очень точно отметил: чем дольше находятся иностранные войска на территории Афганистана, тем больше их присутствие воспринимается, как оккупация. И это действительно так. Афганцы относятся к американцам как к оккупационным войскам, которые применяют всевозможное оружие. И зачастую от него гибнет мирное население, женщины и дети. А когда страдают дети, то сами понимаете, как бы ни оправдывались американцы, местное население сразу берется за оружие. Там нужен процесс мирного урегулирования.

 

Госнаркоконтроль уже не первый год предлагает квалифицировать афганское наркопроизводство, как представляющее угрозу международному миру и безопасности. Какова реакция партнеров на это предложение?

 

Виктор Иванов: Мы считаем, что НАТО и ООН недостаточно серьезно относятся к растущей наркоугрозе, исходящей из Афганистана.

 

С 2001 года, после начала проведения силами войск объединенной коалиции на территории Афганистана операции "Несокрушимая свобода", возник планетарный феномен афганского наркопроизводства. Сам Афганистан превращен в наркоферму, на которой транснациональная наркомафия производит более 90 процентов всего мирового объема опиатов. Это в два раза больше, чем 10 лет назад производил весь мир.

 

К разочарованию российской стороны, НАТО так и не откликнулось на предложение Организации Договора о коллективной безопасности о сотрудничестве в этой области. А международные силы содействия безопасности Афганистана противятся ведению антинаркотической деятельности. Откровенное недоумение вызывает сопротивление тому, чтобы более четкие задачи в области противодействия наркоугрозе были зафиксированы в мандате Миссии ООН по содействию Афганистану.

 

Между тем наркотики, которые производятся в одном относительно небольшом государстве, потребляются в ста странах мира. От совместной ликвидации планетарного феномена афганского наркопроизводства зависит стабильность, как в Евразии, так и в мире в целом. Возможно, уже сегодня имеются все основания для того, чтобы ввести в оборот международной политики принципиально новый термин - антинаркотическая безопасность. И здесь необходимы кооперативная ответственность и проекты кооперативной безопасности.

 

А есть ли хоть какая-то одна страна, где нет проблемы наркотиков? Или уже все практически поражены этим злом?

 

Виктор Иванов: Таких стран нет. Везде есть эта проблема. Другое дело, что в некоторых странах она более удачно решается с точки зрения минимизации - остроты этой проблемы.

 

Если мы возьмем США, то уровень наркопотребления в США в среднем выше, чем в среднем в европейских странах. Сейчас финансовый кризис больно ударил по целому ряду сегментов населения, и большее всего, с точки зрения бизнеса, по малому и среднему бизнесу. Мы фиксируем, что, в частности, эта ситуация вызвала резкое увеличение потребления в Европе кокаина.

 

Кстати, хотел бы привести такие цифры. Наши спецслужбы ежегодно выявляют и уничтожают до 7 тысяч нарколабораторий и притонов. Только благодаря нашей инициативе - отпускать кодеиносодержащие препараты строго по рецептам, за год мы смогли полностью избавиться от производства страшного наркотика дезоморфина, или, как его еще прозвали в народе "крокодил". Сырья-то не стало.

 

Кокаин, который из-за его высокой цены называют наркотиком для богатых, стал вытеснять героин?

 

Виктор Иванов: Не совсем так. Дело в том, что в мире сложился финансовый и биологический спрос на объемы кокаина. Причина роста рынка сбыта кокаина в Европе - это перераспределение объемов его производства в Южной Америке за последние пять лет. Что произошло? В Колумбии с помощью авиации стали больше уничтожать поля кустов коки. При этом, если 5 лет назад после обработки "живыми" оставались примерно 90 тысяч гектаров кустов, то сейчас за счет интенсификации силовых действий стало оставаться 60 тысяч. Это вызвало смещение производства коки в соседние страны - Боливию и Перу. А традиционных наркомаршрутов поставки кокаина на север - в сторону Мексики, Канады, США и т.д. у них не было. И тогда они выстроили маршруты поставки в Бразилию, Аргентину. А это большие объемы кокаина. Например, в Бразилию ежегодно стало поставляться 300 тонн кокаина.

 

К чему это привело? Бразилия столько не потребляет кокаина. Они перехватывают и потребляют суммарно порядка 30 тонн. Стало быть, 270 тонн сквозняком идет через Атлантический океан, в Восточную Африку. Оттуда этот кокаин устремляется в Европу. И рынок сбыта кокаина в Европе увеличился в пять раз.

 

Можно ли говорить, что идет передел рынка - героинового на кокаиновый?

 

Виктор Иванов: Я бы так не сказал. Рынок сбыта героина в Европе не уменьшается. За последние 5-10 лет находится на одном уровне. Хотя в целом наркорынок немного подрос, особенно за счет кокаина.

 

В последнее время все чаще упоминаются совместные, с участием России, антинаркотиченские операции в Латинской Америке, в частности, в Никарагуа. Расскажите о результатах.

 

Виктор Иванов: На днях я вернулся из Сочи, где мы проводили восьмое заседание российско-американской президентской группы по наркотикам. Мы обсуждали и вопросы, связанные с проведением совместно с национальной полицией Никарагуа этой операции. Американцы дали ей высокую оценку.

 

Мы предотвратили деятельность крупной преступной группировки, филиала мексиканского наркокортеля "Синалоа" в Центральной Америке. 40 с лишним боевиков, которых мы задержали вместе с главарем, занимались транзитом и поставкой кокаина в Мексику и США.

 

Это как-то скажется на снижение наркорынка в Европе, в частности, в России?

 

Виктор Иванов: Конечно. Дело в том, что через страны Карибского бассейна идет регулярный кокаиновый поток. Если пять лет назад количество кокаиновых наркоманов в Европе оценивалось в два миллиона человек, то сейчас - свыше пяти миллионов. По некоторым оценкам их число приближается к 8-9 миллионам. И через Испанию, Португалию - их называют еще кокаиновыми воротами в Европу - идет серьезный поток, в том числе и к нам.

 

Вопросы взаимодействия спецслужб наверняка станут главной темой открывающейся в Москве Международной конференции. А еще для чего собрались в Москве полицейские со всего мира?

 

Виктор Иванов: Впервые мероприятие такого масштаба - юбилейная 30-я конференция - проходит в Москве. Первая была проведена в 1983 году. Россия в состав полноправных членов IDEC вступила в 2006-м.

 

В московской конференции принимают участие руководители полиции и других силовых ведомств более чем 100 стран и 10 международных организаций. По сути, этот представительный форум - наркополицейский интернационал. И собирается он для обсуждения актуальных проблем борьбы с незаконным оборотом наркотиков, с наркопреступностью, ликвидацией каналов транзита, контрабанды, сбыта наркотиков.

 

Конференция такого рода имеет цель - обсуждение основных тенденций, обмен анализом, опытом, мониторингом. Это очень важное направление работы. Тем более что она очень хорошо перекликается с деятельностью профильного Управления по наркотикам и преступностью ООН, где исполнительным директором является наш соотечественник Юрий Федотов.

 

Какие конкретно предложения по противодействию международному наркотрафику готова выдвинуть Россия?

 

Виктор Иванов: Во-первых, запланировать в следующем году проведение в рамках Генассамблеи ООН Всемирного антинаркотического саммита, решения которого закрепить Советом Безопасности ООН.

 

Во-вторых, мы предлагаем обсудить необходимость создания международного оперативного штаба по организации ликвидации наркопроизводства в Афганистане.

 

В случае положительного решения со стороны руководства Афганистана концептуальную и организационную составляющую подобного штаба могли бы взять на себя прежде всего соседние страны - Россия, Пакистан и Иран. И этим трем странам в кратчайшие сроки будет предложено разработать совместно с Афганистаном антинаркотическую стратегию, которая позволит скоординировать общие действия и приступить к практической ликвидации планетарного наркопроизводства в Афганистане.

 

Оператором индустриализации могла бы стать Корпорация развития Афганистана, которая бы разрабатывала и реализовывала проекты развития этой страны.