Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

19.02.2014

 

Выступление директора ФСКН России В.П. Иванова на «правительственном часе» на заседании Совета Федерации по теме «О приоритетных направлениях государственной политики в сфере борьбы с наркоманией», 19 февраля 2014 г., Москва

 

«О мобилизации и концентрации сил на борьбу с наркопреступностью и обеспечение антинаркотической безопасности России»

 

Добрый день, уважаемая Валентина Ивановна,

уважаемые члены Совета Федерации, коллеги!

Благодарю руководство Совета Федерации и  Комитет по обороне и безопасности, а также всех присутствующих за предоставленную возможность обсуждения в рамках «правительственного часа» исключительно важных вопросов государственной политики в сфере борьбы с наркоманией и антинаркотической безопасности в целом.

При подготовке к сегодняшнему заседанию в мой адрес поступили многочисленные и предельно содержательные вопросы от членов Совета Федерации, на которые я постараюсь ответить в ходе выступления.

Незаконный оборот наркотиков к настоящему времени превратился в острейшую международную проблему, подрывающую сами основы не только национальной, но и международной безопасности.

Именно это легло в основу решения Президента России В.В. Путина определить проблему борьбы с наркоугрозой приоритетом номер один в рамках председательства Российской Федерации в «Группе восьми» в текущем 2014 году.

При этом в преддверии Саммита лидеров Восьмёрки в Сочи 4–5 июня Планом российского председательства ФСКН России поручено провести 15 мая Министерскую конференцию по борьбе с наркотиками, в которой будут участвовать руководители, как полицейских, так и ведомств, отвечающих за здравоохранение и экономическое развитие.

Для подготовки к Министерской конференции мы проведём три международные масштабные экспертные встречи, соответственно, 25 февраля – 1-ю встречу по теме: "Сокращение предложения наркотиков через полицейское сотрудничество", 25 марта – 2-ю по теме: "Альтернативное развитие для регионов производства наркотиков" и 24 апреля – 3-ю по теме: "Декриминализация молодёжной среды через сокращение спроса на наркотики на основе реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков".

Решение Президента об определении борьбы с наркоугорозой как приоритета делает 2014 год этапом новой мировой повестки антинаркотической борьбы и требует от всех нас мобилизации и прорыва по ключевым направлениям борьбы с этим злом.

Обозначу сразу эти направления.

Первое – ликвидация афганского наркопроизводства как первоисточника героиновой агрессии против населения России и подрыва стабильности на Кавказе и в Центральной Азии.

Второе – подрыв инфраструктуры наркопреступности на территории Российской Федерации.

Третье - декриминализация молодёжной среды через создание практически с нуля национальной системы комплексной и социальной реабилитации и введение нового для нашей страны правового института альтернативной ответственности.

Четвёртое – организация работы муниципальных антинаркотических комиссий как самого главного, базисного этажа вертикали обеспечения антинаркотической безопасности.

Раскрою проблемы и планы по указанным направлениям.

Первое – ликвидация афганского наркопроизводства как первоисточника героиновой агрессии против населения России и подрыва стабильности на Кавказе и в Центральной Азии.

Динамика состояния наркопроизводства в Афганистане за последнее десятилетие является исключительно негативной.

Достаточно указать, что согласно данным УНП ООН, площади посевов опийного мака в Афганистане только за последние пять лет выросли со 193 000 га в 2007 году, эта цифра и без того запредельна, – до 209 000 га в прошлом.

Это также означает, что оказались невыполненными ключевые решения международного сообщества по проблеме наркотиков, принятые в 1998 году на 20-й специальной сессии Генеральной Ассамблеей ООН.

В частности п.19 Политической декларации гласит: «приветствуем глобальный подход Международной программы ООН по контролю над наркотическими средствами к искоренению незаконных культур и обязуемся осуществлять тесное сотрудничество с Программой в разработке стратегий, направленных на искоренение или существенное сокращение к 2008 году незаконного культивирования кокаинового куста, каннабиса и опийного мака».

Неэффективность усилий мирового сообщества очевидна – если при талибах посевные площади с 63 тысяч га в 1998 года к 2001 году сократились до 8 тысяч га, то за период операции «Несокрушимая свобода» они увеличились до беспрецедентного исторического максимума – 209 тысяч га, то есть возросли в 26 раз.

Таким образом, очевиден провал стратегии и мер мирового сообщества в отношении афганского наркопроизводства.

Продолжение же этих неэффективных мер в сочетании со сбросом на афганские власти всей ответственности мирового сообщества за ситуацию в Афганистане, так называемым «фактором 2014 года», пролонгирует, по сути, истребление российской молодежи афганским героином.

Именно по этой причине международному сообществу представлены инициативы России по афганскому наркопроизводству «Радуга-2» – он у вас в раздаточных материалах.

Наш план презентован в 2010 году в штаб-квартире НАТО.

Ответом на него со стороны НАТО стало только потрясающее по своему цинизму высказывание официального представителя Североатлантического Альянса Джеймса Аппатурая (ныне спецпредставителя НАТО по Кавказу и Центральной Азии).

Цитирую: «Мы не можем допустить того, чтобы людей во второй по бедности стране мира лишить их единственного источника дохода, самих базовых средств к существованию, а предоставить взамен им нам нечего. Это просто невозможно».

Таким образом, США и НАТО, по сути, саботировали предложения России  – а цель, сам сокровенный смысл и суть стратегии своего присутствия в Афганистане в итоге чётко выразили в легитимизации девяти крупных американских военных баз.

В этой ситуации антинаркотическая дипломатия России остаётся единственным шансом на ликвидацию афганского наркопроизводства.

Прошу вас, уважаемые сенаторы, поддержать систему предлагаемых нами мер в плане «Радуга-2» в формате специального заявления.

В полномочиях Совета Федерации объявлять войну, вот нам сегодня необходимо это сделать, только не в отношении какого-либо иностранного государства – а войну планетарному центру наркопроизводства в Афганистане, по сути, воспроизводящему матрицу насилия для всего региона Центральной Азии.

Первостепенная роль на этом направлении отводится новому методу антинаркотической борьбы – альтернативному развитию, тем более, что на закончившейся в декабре прошлого года 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН специальной резолюцией были утверждены Руководящие принципы в области альтернативного развития.

Международный опыт показал, что культивирование наркосодержащих растений происходит преимущественно в депрессивных и крайне нестабильных регионах, которые характеризуются предельно низким уровнем социально–экономического развития, охвачены гражданской войной, партизанской борьбой и другими локальными конфликтами, а также находятся вне контроля правительств, которые не могут самостоятельно решить эти проблемы.

Поэтому долгосрочная антинаркотическая стратегия должна быть ориентирована не только на ликвидацию наркопосевов, но и на ликвидацию у фермеров предпосылок и самой идеи выращивать наркопосевы путем предоставления им легальных источников дохода.

Для реализации этой идеи мы выступили с инициативой создания Корпорации сотрудничества со странами Центральной Азии, которая в настоящее время прорабатывается в Правительстве Российской Федерации и, убеждены, станет действенным инструментом координации и реализации инвестиционных и экспортных проектов в Центрально-Азиатском регионе, способных заместить наркоэкономику позитивной созидательной экономикой.

Второе ключевое направление деятельности ФСКН России – подрыв инфраструктуры наркопреступности на территории страны.

В результате своевременно принятых руководством страны мер по созданию ФСКН России, затем ГАК как координатора всей антинаркотической политики и тесному межведомственному сотрудничеству всего пула «силовиков» правоохранительные органы с поставленными задачами по сокращению предложения наркотиков в целом успешно справляются.

Общие изъятия подконтрольных веществ в 2013 году превысили 37,5 тонны, из которых 65% конфискованы органами наркоконтроля.

При этом отмечается возрастание в их структуре наиболее опасных наркотиков, что стало следствием существенного роста изъятий в 2013 году кокаина, синтетических наркотиков, гашиша и героина (изъятия кокаина возросли в 6,5 раз, синтетических наркотиков – на 50 %, гашиша – на 28 % и героина – на 13 %).

За последние пять лет изъято более 12 тонн героина из них – более 7 тонн – ФСКН России, синтетики – порядка 14 тонн, из них 11 тонн – ФСКН России, марихуаны – 142 тонны, из них 94 тонны – ФСКН России.

За тот же период ликвидировано более 30 тысяч наркопритонов, из них 23 тысячи – ФСКН России.

Правоохранительными органами в прошлом году пресечено в общей сложности свыше 230 тыс. наркопреступлений, из которых почти 13 тыс. совершены в опасных организованных формах и свыше 1300 преступлений связаны с контрабандой наркотиков на территорию России.

В 2013 году установленная сумма легализованных денежных средств возросла практически в 3 раза (с 540 миллионов до полутора миллиардов рублей), что свидетельствует о значительном увеличении результативности расследования уголовных дел по преступлениям данной категории.

В соответствии с поставленными целями деятельность ФСКН России сконцентрирована прежде всего на борьбе с организованными формами наркопреступности, противодействии контрабанде наркотиков из-за рубежа и пресечении преступлений, связанных с легализацией наркодоходов.

Интегральным показателем эффективности антинаркотической деятельности правоохранительных органов является ощутимое снижение смертности среди российской молодёжи в последние семь лет.

Вместе с тем, задача кардинального снижения уровня наркомании в условиях огромного спроса на наркотики не может быть решена исключительно полицейскиими мерами.

Достаточно сказать, что по данным мониторинга наркоситуации, в России насчитывается до 8 млн. лиц, с разной степенью регулярности употребляющих наркотики (около 5,5 % населения страны), из которых около 1,5 млн – потребители наркотиков опийной группы, большей частью героина ацетилированного опия то есть наиболее активные наркопотребители.

Именно поэтому в обществе создается искаженное мнение о недостаточно эффективной деятельности правоохранительных органов по сокращению наркомании и противодействию наркопреступности.

Однако диалектика процесса наркотизации общества состоит в том, что достичь реальных результатов по снижению наркопотребления можно только добившись существенного сокращения спроса на наркотики.

Ведь спрос на наркотики прямо пропорционален количеству наркопотребителей.

Именно эта работа, к сожалению, до настоящего времени в государстве должным образом не организована, хотя определена в Стратегии государственной антинаркотической политики в качестве фундаментального направления,

Отсюда вытекает третье ключевое направление антинаркотической работы в стране - декриминализация молодёжной среды через создание практически с нуля национальной системы комплексной и социальной реабилитации и введение нового для нашей страны правового института альтернативной ответственности.

Эффективность наркологической медицинской помощи является крайне низкой, мизерной - практически стремится к нулю.

Наркопотребители, как видно на слайде, по сути ходят по кругу, получая услуги по детоксикации, то есть снятию абстинентного синдрома, а попросту ломки, не получая освобождения от наркозависимости. 

А негосударственные реабилитационные центры в своей основе еле-еле сводят концы с концами, а об уровне научно-методического обеспечения и качества работы нечего и говорить.

Ситуация является идеальной для тех, кто зарабатывает на чёрном рынке наркологических услуг. А вот руководство страны и всех нас подобная ситуация категорически не устраивает.

В соответствии с поручением Президента России наша Служба разработала проект Государственной межведомственной программы «Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных веществ».

На данный момент проходит её утверждение в Правительстве РФ и, надеюсь, в ближайший месяц административные вопросы будут решены и начнётся финансирование программы уже на текущий 2014 год.

Однако в целях предотвращения каких-либо технических накладок прошу Совет Федерации официально поддержать нашу программу перед Правительством.

Главным результатом реализации госпрограммы станет формирование всех необходимых механизмов, инфраструктуры и условий для ежегодного включения до 150 тысяч потребителей наркотиков в программы комплексной реабилитации и ресоциализации.

Хочу напомнить, что примерно столько же наркопотребителей привлекается нами каждый год к административной ответственности за правонарушения в сфере незаконного оборота наркотиков. И включение именно этой, наиболее криминально активной части потребителей наркотиков в долгосрочные программы избавления от наркотической зависимости, станет решающим фактором разрушения инфраструктуры сбыта наркотиков и декриминализации молодежи.

Более того, программа, построенная на глубоком международном осмыслении специфики наркомании и наркопреступности, позволит за 7 лет ее реализации спасти от наркотиков порядка миллиона наших сограждан, преимущественно молодых, и сократить уровень криминализации молодёжной среды на 15 – 20%.

При этом программа имеет беспрецедентную для России бюджетную эффективность и позволит только за первые три года реализации сэкономить федеральному бюджету до 21 миллиардов рублей, а в плане снижения экономического ущерба и экономии государственных средств – до 300 миллиардов рублей за семь лет.

Таким образом, вовлечение наркопотребителей в программы комплексной реабилитации и ресоциализации позволит не только освободить от наркотического плена их самих, но даст колоссальный оздоравливающий эффект для всего общества.

Организация национальной системы реабилитации также впервые позволит нам ввести в правовую систему страны институт альтернативной ответственности – масштабную и радикальную новацию в борьбе с наркопреступностью, которая оставляет пустые дискуссии о том, принуждать или не принуждать наркопотребителя к лечению.

Это совершенно новый для нашей национальной системы права институт, который вводит в систему права возможность для самого наркопотребителя, привлекаемого к ответственности, в процессуальном порядке сделать осознанный выбор между угрозой лишения свободы и перспективой освобождения от наркозависимости через реабилитационные программы.

В чем суть и что это дает?

Поясню.

Из 8 миллионов российских наркопотребителей 1,5 миллиона употребляют опиаты, попросту героин, и в силу характера зависимости при абстиненции (воздержании) неминуемо получают жесточайшую, нечеловеческую ломку.

Деньги на две ежедневные дозы, а это 100 долларов, позволяющие избежать ломку, наркоман добывает исключительно преступным путем, либо распространяя наркотики, либо совершая грабежи и неквалифицированные кражи.

Таким образом, полуторамиллионная армия героиновых потребителей не только ежесуточно достает 3 миллиона наркодоз или ежегодно 1 миллиард, но и совершает массу преступлений для приобретения вожделенных наркопаек.

При этом в России ежегодно расследуется 250 тысяч наркопреступлений при том, что количество фактов сбыта, как было сказано выше, составляет колоссальную величину – 1 миллиард!

Совершенно очевидно, что выявить и расследовать 1 миллиард фактов сбыта наркотиков нереально.

При этом латентность наркопреступлений в 1000 раз больше общеуголовной, поскольку отсутствует фактор виктимизации. Иными словами, наркопреступления совершаются при взаимном удовольствии наркосбытчика и наркопотребителя.

Приведенные калькуляции свидетельствуют о том, что правоохранительная и судебная системы страны перерабатывают лишь верхушку наркоайсберга.

А с введением института альтернативной ответственности, изымая ежегодно из порочного круга значительное, до 150 тысяч, количество наркопотребителей в реабилитационные центры, мы получили реальную возможность существенно снижать уровень наркомании и наркопреступности.

На этом пути два этапа уже пройдено – это Федеральный закон от 7.12.2012 № 420, предоставивший отсрочку наказания наркопотребителям, совершившим преступления незначительной социальной опасности, и Федеральный закон от 25.11.2013 № 313, наделивший суды компетенцией устанавливать обязанность наркопотребителя пройти соответствующее лечение и реабилитацию как в уголовном, так и в административном судопроизводстве.

Третьим серьезным этапом призвано стать введение в российском праве реального рычага, побуждающего наркопотребителя принимать осознанное решение в процессуальном порядке к прохождению реабилитации как альтернативы лишению свободы.

Эта правовая новация, безусловно, требует широкого профессионального обсуждения и отработки в юридическом сообществе.

И я просил обратить на это внимание судейское сообщество неделю назад во время моего выступления на совещании председателей верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов Российской Федерации.

Однако эффективное функционирование нового правового института касается, в первую очередь, субъектов Федерации.

Именно здесь, на уровне муниципальных образований и регионов новый институт даёт уникальную возможность для массовой декриминализации молодёжной среды и существенного снижения уровня наркомании в целом.

И здесь мы переходим к четвёртому направлению – организация работы муниципальных антинаркотических комиссий как самого главного, базисного этажа вертикали обеспечения антинаркотической безопасности.

В ближайшее время муниципальные образования получают все необходимые полномочия для того, чтобы на своём уровне проводить полноценную антинаркотическую политику.

Тем самым завершён шестилетний процесс формирования единой вертикально интегрированной антинаркотической системы, цель которой сконцентрировать и сфокусировать усилия федерального и регионального уровней антинаркотической политики на базовый ключевой муниципальный слой, где люди, собственно, живут и трудятся.

Анализ массовой активности на муниципальном уровне в антинаркотическом направлении, показывает, что на местах существует серьезный дефицит представлений о том, чем должны заниматься комиссии, в чём их специфика и отличия от региональных антинаркотических комиссий.

Очевидно, что сегодня необходимо в срочном порядке провести инвентаризацию того, что происходит на муниципальном уровне и усилиями всех ветвей власти и уровней управления помочь муниципальным образованиям организовать эффективную антинаркотическую деятельность.

Муниципальные антинаркотические комиссии должны стать первичной инстанцией и главным руслом вовлечения наркопотребителей в социальную реабилитацию.

Ключевым финансово-организационным инструментом здесь является введение в субъектах Федерации сертификатов на реабилитацию.

Механизм работы по декриминализации общества через работу МАК представлен на слайде. Его необходимо в 2014 году отработать через введение в каждом из субъектов Федерации сертификата на реабилитацию и довести до режима нормального функционирования.

Муниципальная комиссия выявляет и направляет наркопотребителей на реабилитацию, а по ее завершении организует персональный патронат.

При этом не обязательно организовывать реабилитацию у себя в районе или городе. Даже наоборот, важнейшим условием успешной реабилитация является дистанцирование места прохождения программы от постоянного места жительства. В стране сегодня уже создаются мощные сети реабилитационных центров, которые принимают у себя наркопотребителей со всей страны. Создаются уже целые кластеры социальной реаблитации пока без поддержки государства.

В любом случае муниципальная антинаркотическая комиссия как штаб-квартира антинаркотической политики в районе или городе обязана знать ситуацию и контролировать весь процесс реабилитации и затем длительный и крайне сложный период постреабилитации.

Ведь прошедшие реабилитацию преимущественно будут возвращаться в своё муниципальное образование, патронат над ними должен стать важнейшей стороной деятельности МАК.

Кстати, подчеркну, что именные сертификаты в рамках разработанной на данный момент ГМП будут реализоваться на основе не только региональных бюджетов, но и через дотации региональным бюджетам из федерального бюджета, но после начала работы ГМП.

Таким образом, именно муниципальные комиссии должны стать фундаментом для национальной системы реабилитации. Именно муниципальный район должен стать, наряду с семьёй и индивидом, головным заказчиком на реабилитацию.

Прошу Совет Федерации в целом, и каждого сенатора в отдельности, оказать содействие Государственному антинаркотическому комитету сделать текущий год решающим для запуска эффективной деятельности минимум 1818 муниципальных антинаркотических комиссий и их местных программ.

Под все обозначенные ключевые направления в текущем году нам также предстоит, коллеги, разработать весь корпус нового законодательства, которое вводит в национальное правовое пространство все многочисленные новации последних пяти лет, включая институт альтернативной ответственности. Тогда работа закипит!

Уважаемые коллеги!

Без вашей поддержки и постоянной помощи осуществить наши амбициозные планы практически невозможно.

Поэтому прошу вас всегда в рабочем режиме направлять свои предложения в ФСКН России и Государственный антинаркотический комитет.

Мы рассчитываем на ваш интеллект и опыт.

Благодарю за внимание.