Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

25.02.2014

 

Выступление директора ФСКН России В.П. Иванова на первой экспертной встрече по теме «Сокращение предложения наркотиков через полицейское сотрудничество» в рамках председательства России в «Группе восьми», 25 февраля 2014 года, Москва, Президент-Отель

 

Ликвидация планетарных центров наркопроизводства – стратегическая цель международного полицейского сотрудничества

 

Уважаемые коллеги!

Дамы и господа!

Прежде всего, хочу выразить признательность уважаемым экспертам и представителям антинаркотических ведомств за то, что нашли возможность принять участие в первой московской экспертной встрече по антинаркотическому треку в рамках работы «Группы восьми».

В своём Обращении в связи с началом председательства России в «Группе восьми» Президент России В.В. Путин именно борьбу с наркоугрозой определил приоритетом номер один.

И закономерность этого абсолютно очевидна: незаконный оборот наркотиков к настоящему времени превратился в острейшую международную проблему, подрывающую сами основы не только национальной, но и международной безопасности.

Наркомания и наркопреступность из относительно локального феномена стала едва ли не ведущим видом криминальной и антисоциальной активности в мире.

Отражением этого факта стало и создание во многих государствах мира наркополиции, которые трансформировалась в мощные спецслужбы, выполняющие весь спектр задач по защите общества от наркоагрессии.

По сути, мы с вами уже принимаем участие в формировании новой мировой повестки, где глобальная наркоугроза должна получить, наконец, адекватный статус и адекватные механизмы, консолидирующие мировое сообщество и достигающие задач защиты граждан наших государств, а, по факту, и всего человечества.

Задача нашего антинаркотического трека подготовить для Саммита лидеров «Восьмёрки» в Сочи 4–5 июня необходимые консолидирующие позиции и проект плана действий.

Для этого 15 мая т.г. также в Москве будет проведена Министерская конференция по борьбе с наркотиками, в которой примут участие руководители как полицейских, так и ведомств, отвечающих за здравоохранение и экономическое развитие.

Хочу подчеркнуть, что Россия в логике преемственности продолжает инициативу Франции в период ее председательства в «Группе восьми», блестяще представленную на Министерской конференции в политической декларации и плане действий ровно три года назад 10 мая 2011 года.

И именно Франция на заседаниях Совета Безопасности ООН в феврале 2010 года и декабре 2013 года впервые задала статус наркопроблемы как угрозу международному миру и безопасности.

Для подготовки к московской Министерской конференции проводятся три международные масштабные экспертные встречи, соответственно, нынешняя 1-я встреча по теме «Сокращение предложения наркотиков через полицейское сотрудничество», 25 марта – 2-я по теме: «Альтернативное развитие для регионов производства наркотиков» и 24 апреля – 3-я по теме: «Декриминализация молодёжной среды через сокращение спроса на наркотики на основе реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков».

Таким образом, Российская Федерация в разработке антинаркотической проблематики строго следует сбалансированному и комплексному подходу ООН, поскольку, как мы все понимаем, только системными решениями и действиями человечество может победить новый и невиданный по масштабам и последствиям наркофеномен.

К сожалению, на данный момент мы вынуждены констатировать очевидный провал усилий в отношении к данному наркофеномену.

Коллеги!

В логике ответственной политики нам необходимо честно признать, что международное сообщество потерпело фиаско.

Беспристрастная статистика однозначно свидетельствует, что абсолютно невыполненными оказались ключевые решения международного сообщества по проблеме наркотиков, принятые пятнадцать лет назад в 1998 году на 20-й специальной сессии Генеральной Ассамблеей ООН.

В частности п.19 Политической декларации гласит: «приветствуем глобальный подход Международной программы ООН по контролю над наркотическими средствами к искоренению незаконных культур и обязуемся осуществлять тесное сотрудничество с Программой в разработке стратегий, направленных на искоренение или существенное сокращение к 2008 году незаконного культивирования кокаинового куста, каннабиса и опийного мака».

Таким образом, ооновский политический процесс антинаркотической деятельности уже дважды в 1998 и 2009 годах обозначал императивы сокращения посевов и производства наркотиков, однако, эти решения не выполнены.

Как хорошо видно на Слайде, объёмы и масштабы наркопроизводства с 1998 года не только не снизились, но и прямо обратны нашим декларациям.

В конечном счёте это с неизбежностью дало заметный рост потребителей кокаина и героина в мире. То есть, объединённые нации, необходимо это констатировать, не смогли защитить население своих стран – прежде всего, молодёжь.

Особенно удручающая ситуация в Афганистане, где по-прежнему производится более 80 % всего героина в мире.

Данные ООН с неумолимостью демонстрируют, что динамика состояния наркопроизводства в Афганистане за последнее десятилетие является исключительно негативной.

Достаточно указать, что согласно данным УНП ООН, площади посевов опийного мака в Афганистане только за последние пять лет выросли со 193 000 га в 2007 году, эта цифра и без того запредельна, – до 209 000 га в прошлом.

Неэффективность усилий мирового сообщества очевидна – если при талибах посевные площади с 63 тысяч га в 1998 года к 2001 году сократились до 8 тысяч га – в 8 раз, то за период операции «Несокрушимая свобода» они увеличились до беспрецедентного исторического максимума – 209 тысяч га, то есть возросли в 26 раз.

Таким образом, очевиден провал стратегии и мер мирового сообщества в отношении афганского наркопроизводства.

За годы наступившего Миллениума, на фоне реализации человечеством Целей развития Тысячелетия, с момента начала операции «Несокрушимая свобода» в 2001 году, от афганского героина погибло более миллиона человек, более того, в транснациональную организованную преступность от продажи героина инвестировано более триллиона долларов.

Транзит афганского героина масштабно затрагивает почти 100 государств мира – членов ООН на всех континентах.

То есть, 209 тысяч гектаров опийного мака в Афганистане являются источником поражающего фактора для 10 млрд. гектаров территорий упомянутых стран и их населения.

Продолжение же этих неэффективных мер в сочетании со сбросом на афганские власти всей ответственности мирового сообщества за ситуацию в Афганистане, так называемым «фактором 2014 года», пролонгирует, по сути, если не рост, то дальнейшее сохранение данного запредельного уровня культивирования опийного мака и производства героина.

Для России это абсолютно нетеоретический вопрос. Это вопрос истребления афганским героином десятков тысяч молодых людей. Впрочем, это практически в такой же мере касается и Европейского сообщества и других государств Евразии.

Мы не можем допустить самообмана, пытаясь занизить реальный масштаб проблемы.

Так, нельзя согласиться с уважаемым заместителем Госсекретаря США г-ном Браунфильдом в том, что афганское производство не представляет опасности.

Его мотивация, прозвучавшая на Слушаниях в Конгрессе 5 февраля, базируется на утверждении, что 3 процента всех пахотных земель Афганистана воспроизводят опиум – «…то есть на такой же площади, на которой выращивается рис и в 10 раз меньшей площади, чем пшеница, а объёмы производства опиума последние 10 лет остаются относительно стабильными в то время как афганская экономика устойчиво растёт».

Парадоксально, но те же 200 тысяч гектаров кустов коки уже более полувека несут колоссальные проблемы для жизни и безопасности миллионов людей, проживающих в Центральной Америке, Мексике, США, а теперь еще и в Африке и Европе, и вынуждают США реализовывать такие масштабные проекты, как «План Колумбия» и «Меридская инициатива».

Более того, логика малых процентов в условиях массового производства кокаина или героина, до тысячи тонн, ущербна в той же мере, что и сопоставление площади субмарин с ядерным оружием на борту с площадью мирового океана.

Тем более, что фактический ущерб только от сконцентрированного наркопроизводства сопоставим с потенциальным ущербом от ядерного оружия.

Как иначе, чем массовое поражение можно определить смерть более миллиона человек только от афганского героина, не говоря уже о триллионе долларов инвестиций в организованную преступность и других столь же невозвратных потерях, как экономические потери, рост преступности и дестабилизация целых государств.

Именно это имел в виду генеральный секретарь ООН господин Пан Ги Мун, позиционируя уровень насилия в странах Центральной Америки в 400 раз выше, чем в среднем в мире, и именно об угрозах миру и безопасности говорят наши европейские коллеги применительно к трафику кокаина в Западной Африке.

Весьма показательно, что в связи с «фактором 2014» резко возросла обеспокоенность мирового сообщества усилением афганской наркоугрозы.

Это хорошо иллюстрируют оценки Совета Европейского союза от 20 января т.г., в которых прямо утверждается, что «рост культивации опиумного мака является тревожащим. Незаконная наркоиндустрия представляет серьезную угрозу стабильности Афганистана».

15 января т.г. сенатор США Даяна Файнстайн, председательствуя на специальных слушаниях по международному контролю над наркотиками Сената США заявила, что «афганская наркоторговля является составной частью каждой серьезной проблемы, с которой сталкивается Афганистан».

Показательны на слушаниях резкие заявления генерального инспектора США по вопросам Афганистана Джона Сопко, который констатировал, что, невзирая на 10 миллиардов долларов потраченные на борьбу с наркотиками в Афганистане, США не смогли добиться каких-либо успехов в решении этой проблемы.

Таким образом, очевидно – афганское наркопроизводство уже находится на острие мировой повестки дня, что подчеркивает правильность выбора России в пользу антинаркотического приоритета.

Полагаю, что неутешительные итоги пятнадцати лет реализации Политической декларации 1998 года и половинный срок реализации Политической декларации 2009 года будут обсуждаться через 2 недели в Вене на сегменте высокого уровня КНС.

Осознать, осмыслить фактическое фиаско усилий международного сообщества тем более важно, что ведущим государствам мира необходимо прийти к специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков, которая состоится во второй половине 2016 года, с предельно конкретным планом действий, который также должен быть в своей основе включен в разрабатываемую в настоящее время в продолжение Целей развития тысячелетия Повестку дня в области развития после 2015 года.

В противном случае мы потеряем ещё минимум пять лет, а это означает гибель только от афганского героина не менее полумиллиона человек – причём, в основном, молодых людей.

Не будет преувеличением сказать, что на примере ситуации в Афганистане «Группа восьми» в этом году призвана решать вопрос о характере и содержании антинаркотических усилий на глобальном уровне в последующие 10–15 лет.

Что же лежит в основе неудач мирового сообщества?

Анализ однозначно показывает, что центральной антинаркотической проблемой, стоящей перед мировым сообществом, остается проблема масштабного функционирования планетарных центра наркопроизводства, в которых производство героина и кокаина приобрело поистине индустриальный характер и со всей очевидностью превратилось в мощный генератор всего спектра угроз, системообразующий фактор политической дестабилизации ситуации в обоих полушариях.

Два центра производства наркотиков – героина в Афганистане и кокаина в Латинской Америке – превратились в глобальную проблему, единую для обоих полушарий.

Решить эту глобальную проблему возможно только путем объединения усилий наиболее развитых стран мира, входящих в «Группу восьми».

Для этого критически важно серьёзно пересмотреть инерционные подходы реагирования на неуклонный рост наркопроизводства и выработать новые более эффективные действия, которые позволят решить эту проблему.

К сожалению, некоторые государства и общественные организации сделали из сложившейся ситуации абсолютно неправильный вывод: если рестриктивная политика и полицейские меры не привели к успеху, то надо, мол, от них отказаться и перейти к прямо противоположным действиям: легализовать потребление и производство наркотиков.

Однако исторический опыт девятнадцатого века четко показывает, что отсутствие барьеров перед наркоторговлей с неизбежностью приводит к резкому росту производства и потребления наркотиков, к чудовищным социальным, демографическим и экономическим последствиям.

Убежден, успеха пока что не удалось достичь не из-за того, что путь был выбран неправильным, а из-за того, что движение по этому пути было недостаточно последовательным. Понимая причины сложившейся ситуации, мы должны не идти на поводу у пораженцев, призывающих отказаться от дальнейшей борьбы, а наоборот – наращивать наши усилия, опираясь на имеющийся положительный опыт и новые подходы.

И роль «Группы восьми» здесь поистине решающая. Без мощного волевого импульса руководителей государств «Восьмерки» мы будем вновь и вновь давать пищу пораженцам и легализаторам.

Новый подход был официально представлен Россией уже в 2010 году – в штаб-квартире НАТО.

В данном плане ясно и в конкретной форме представлены ключевые направления и механизмы усилий международного сообщества.

Из идеологии данного плана для нашего полицейского международного сотрудничества вытекают следующие основные международные приоритеты.

Первое. Ликвидация планетарных центров наркопроизводства в Афганистане и Латинской Америке. Эти два центра порождают глобальные наркотрафики, задают градиент движения наркотиков к рынкам сбыта, подрывают стабильность в транзитных государствах, деформируют экономические и политические процессы в направлении роста преступности и насилия. Именно наркопродукция этих центров является непрерывно воспроизводимым топливом, поставляемым в регионы планеты для экстремизма, терроризма и транснациональной преступности.

Второе. Квалификация масштабного индустриального производства наркотиков как угрозу международному миру и безопасности.

Третье. Альтернативное развитие.

Международный опыт показал, что культивирование наркосодержащих растений происходит преимущественно в регионах, которые характеризуются низким уровнем социально–экономического развития, охвачены гражданской войной, партизанской борьбой и другими локальными конфликтами, а также находятся вне контроля правительств, которые не могут самостоятельно решить эти проблемы.

Поэтому единственный надежный в долгосрочной перспективе путь решения проблемы культивации наркосодержащих растений – это обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие регионов, их стабильность и безопасность, причем решение этих проблем требует активного международного участия и работы.

Самым успешным примером реализации программ альтернативного развития является Таиланд, в котором при поддержке правительства Германии эти программы реализуются с 1969 года. За прошедшие 40 лет производство опиума в этой стране упало с ежегодных 145 тонн практически до нуля, и все семьи, ранее вовлеченные в выращивание опиума, постепенно переключились на альтернативную законную деятельность.

Силовые меры, уничтожение посевов, без одновременной реализации проектов альтернативного развития дают только краткосрочный эффект.

Поэтому долгосрочная антинаркотическая стратегия должна быть ориентирована не столько на ликвидацию наркопосевов, сколько на ликвидацию у фермеров предпосылок и самой идеи выращивать наркопосевы путем предоставления им легальных источников дохода и одновременного применения карательных мер к тем, кто организует торговлю наркоурожаем.

Напомню, коллеги, что подробно тема альтернативного развития будет рассмотрена ровно через месяц на второй экспертной встрече.

Четвертое. Декриминализация молодежной среды через сокращение спроса на наркотики на основе программ реабилитации и ресоциализации.

Пятое. Планирование и проведение международных стратегических антинаркотических операций.

На секциях будет представлен опыт России в проведении стратегических антинаркотических операций совместно с Афганистаном, Никарагуа и Литвой при активном участии США и государств Евросоюза.

Уважаемые коллеги!

С учетом масштабности и комплексности проблемы представляется целесообразным принять решение о ежегодном проведении Московской встречи по борьбе с наркотиками в рамках «Группы восьми» в качестве многостороннего международного механизма высокого уровня по вопросам противодействия транснациональной наркоугрозе.

Также считаем целесообразным создать на базе «Группы восьми» постоянно действующую рабочую группу, которая бы вырабатывала решения для лидеров Восьмёрки.

Просил бы Вас, уважаемые коллеги, помимо других документов и предложений, также внимательно проанализировать и российский план «Радуга-2», а затем представить в виде специальных обращений в нашу службу замечания и предложения для формулирования Политической декларации и Плана действий для их принятия на Министерской встрече 15 мая.

Пользуясь уникальной возможностью «Группы восьми», которая вместе с ООН способна объединять и вести за собой сегодня все государства мира, предлагаю  создать международный штаб по борьбе с афганским производством.

Задача штаба – консолидировать разрозненные по сей день антинаркотические программы в Афганистане и создать действенный, подконтрольный международному сообществу механизм по ликвидации наркопроизводства.

Коллеги!

Ситуация крайне непростая и требует от нас новых прорывных подходов.

Уверен, что по результатам экспертной встречи такие подходы и идеи будут предложены, и мы их превратим в субстантивные и имеющие перспективу Рекомендации для Министерской конференции 15 мая.

Благодарю за внимание.