Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

05.03.2014

 

Выступление председателя ГАК, директора ФСКН России В.П. Иванова на заседании Государственного антинаркотического комитета по теме «Об инициативах России по обеспечению антинаркотической безопасности с учетом вывода Международных сил содействия безопасности из Афганистана», 5 марта 2014 года, Москва

 

О реализации ответственности США и НАТО за ликвидацию планетарного центра наркопроизводства в Афганистане

 

Уважаемые коллеги!

Мир стоит на пороге чрезвычайной ситуации в Афганистане, откуда выводятся Международные силы содействия безопасности, а по сути НАТО, которое 11 августа 2003 года самовольно приняло на себя командование этими Силами, и где миру и России остаётся в наследство выпестованное США и НАТО планетарное по масштабу наркопроизводство.

Напомню, что с момента начала операции «Несокрушимая свобода» в октябре 2001 года ООН объективно зарегистрирован взрывной и катастрофический рост наркопроизводства в Афганистане.

Объёмы производства героина выросли более чем в 40 раз.

Ежегодно в Афганистане продуцируется до 150 миллиардов разовых доз, что в двадцать пять раз превышает численность населения Земного шара, не говоря уже о составляющих триллион разовых доз трех тысячах тонн чистого героина, складированного в арсеналы в непосредственной близости от России в Афганистане.

То же самое касается и площадей под опийным маком в Афганистане.

Согласно данным УНП ООН, площади посевов опийного мака в Афганистане только за минувший год выросли с 150 тысяч гектаров до 209 тысяч гектаров, т.е. на 36 процентов.

Или, исторически, при талибах посевные площади с 63 тысяч га в 1998 году к 2001 году сократились до 8 тысяч га – в 8 раз, а за период операции «Несокрушимая свобода» они увеличились до беспрецедентного исторического максимума – 209 тысяч га, то есть возросли в 26 раз!

А ведь это по сути означает рост в 26 раз самой социальной базы наркопроизводства, то есть количество крестьян, вовлечённых в эту криминальную активность, превышает 3 миллиона человек.

Кроме того, сам Афганистан стал первым в мире потребителем героина!

Таким образом, главный и впечатляющий итог военной операции «Несокрушимая свобода» - это трансформация Афганистана в планетарное по масштабу наркогосударство, которое одно сегодня производит в 2 раза больше опиатов, чем 10 лет назад производил весь мир.

А Россия через афганский героин и гашиш превращена по сути в заложника геополитической активности США в регионе.

Предельно откровенные, даже беспощадные оценки по провалу антинаркотических усилий США дали недавно высокопоставленные чиновники и политики США.

15 января текущего года сенатор США Даяна Файнстайн, председательствуя на специальных слушаниях по международному контролю над наркотиками Сената США заявила, что «афганская наркоторговля является составной частью каждой серьезной проблемы, с которой сталкивается Афганистан».

Показательны на слушаниях резкие заявления генерального инспектора США по вопросам Афганистана Джона Сопко, который констатировал, что, невзирая на 10 миллиардов долларов, потраченных на борьбу с наркотиками в Афганистане, США так и не смогли добиться каких-либо успехов в решении этой проблемы.

Конгрессмен Илеана Рос-Лейтинен отметила, что, несмотря на использованные гигантские ресурсы, затраченные на борьбу с распространением наркотиков, - более 7,5 млрд долларов, 2013 год стал рекордным по выращиванию опийного мака.

Более того, по оценке Комитета по международным делам Палаты представителей Конгресса, США, вообще, не имеют стратегии по борьбе на этом направлении на период после выхода международного военного контингента из этой страны. Нет таких планов.

Выводы высокопоставленных американских чиновников полностью подтверждают оценки и Совета Европейского союза от 20 января текущего года, в которых прямо утверждается, что «рост культивации опиумного мака является тревожащим. Незаконная наркоиндустрия представляет серьезную угрозу стабильности Афганистана».

Таким образом, парадоксально, что Вашингтон и Брюссель, отмечая, с одной стороны, беспрецедентный рост наркопроизводства за время своего пребывания в Афганистане, с другой стороны – сбрасывают ответственность на местное правительство, оставляя тем самым выпестованного наркомонстра Афганистану, России, да и всему миру, а себе – 9 крупных военных баз в этой стране.

Уважаемые коллеги!

Вот ситуация, которую нам необходимо сегодня не только обсудить, но и сформулировать стратегические предложения по её разрешению.

При разработке решений необходимо опираться на основополагающий факт – США и НАТО несут прямую ответственность за катастрофический рост наркопроизводства в Афганистане и за отказ от его ликвидации.

Подчеркну, что это не эмоциональное заявление, а констатация факта.

В 2010 году в штаб-квартире НАТО в Брюсселе Россия предложила государствам НАТО конкретный план ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга-2».

План до сих пор игнорируется хозяевами положения в Афганистане.

Более того, первой реакцией на наш план со стороны НАТО стало потрясающее по своему цинизму высказывание официального представителя Североатлантического Альянса Джеймса Аппатурая (ныне спецпредставителя НАТО по Кавказу и Центральной Азии).

Цитирую: «Мы не можем допустить того, чтобы людей во второй по бедности стране мира лишить их единственного источника дохода, самих базовых средств к существованию, а предоставить взамен им нам нечего. Это просто невозможно».

Это уже следует квалифицировать не просто как саботаж, но и оправдание существования планетарного наркопроизводства в Афганистане.

В том же году покойный ныне спецпредставитель США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук заявил, фактически, то же самое: «США отказывается от уничтожения посевов мака», так как «уничтожение посевов является не только расточительным и неэффективным, но и контрпродуктивным… поскольку, лишая афганских крестьян работы, толкает их в объятия Талибана».

Неудивительно, что колоссальное по масштабу наркопроизводство за эти 14 лет оккупации Афганистана ни разу не было определено НАТОвцами как проблема, требующая своего решения, то есть ликвидация афганского наркопроизводства никогда не ставилась в качестве цели оккупационных войск.

Итоговые документы Лиссабонского 2010 года и Чикагского 2012 года саммитов НАТО не ставят никаких задач в сфере борьбы с наркопроизводством в Афганистане, ограничиваясь упоминанием того, что наркотики – нехорошая вещь.

Это не случайно.

Смысл данной забывчивости пояснил, в ноябре 2004 года эксперт американского Института Катона Тед Карпентер. По его мнению «война с наркотиками в Афганистане подрывает американскую войну против терроризма».

Именно эта логика легла в основу идеологии отказа от эрадикации наркопосевов и любых других действенных антинаркотических усилий.

Весьма знаменательной является позиция Госдепа США, озвученная 5 февраля заместителем Госсекретаря США господином Браунфильдом на Слушаниях в Конгрессе.

Согласно Браунфильду, афганское производство не представляет опасности, поскольку опиум производится всего на 3 процентах от всех пахотных земель Афганистана, цитирую, – «…то есть на такой же площади, на которой выращивается рис и в 10 раз меньшей площади, чем пшеница, а объёмы производства опиума последние 10 лет остаются относительно стабильными в то время как афганская экономика устойчиво растёт».

Парадоксально, но те же 200 тысяч гектаров кустов коки уже более полувека несут колоссальные проблемы для жизни и безопасности миллионов людей, проживающих в Центральной Америке, Мексике, США, а теперь еще и в Африке и Европе, и вынуждают США реализовывать такие масштабные проекты, как «План Колумбия» и «Меридская инициатива».

Более того, логика малых процентов в условиях массового производства кокаина или героина, до тысячи тонн, ущербна в той же мере, что и сопоставление площади субмарин с ядерным оружием на борту с площадью мирового океана.

Для России преуменьшение афганской наркоугрозы абсолютно неприемлемо.

Для нас это не теоретический вопрос. Это вопрос истребления афганским героином десятков тысяч молодых людей. Впрочем, это практически в такой же мере касается и Европейского сообщества и других государств Евразии. За годы наступившего Миллениума, на фоне реализации человечеством Целей развития Тысячелетия, с момента начала операции «Несокрушимая свобода» в 2001 году, от афганского героина погибло более миллиона человек, более того, в транснациональную организованную преступность в регионе от продажи героина инвестировано более триллиона долларов.

На фоне этой очевидной политической ретуши итогов применения военной силы в Афганистане весьма важной представляется международно-правовая сторона вопроса.

Ключом к пониманию «фактора 2014» является фактор 11 августа 2003 года.

Именно 11 августа 2003 года НАТО самовольно взяло на себя командование войсками Международных сил содействия безопасности (МССБ), действующих по мандату ООН, что является беспрецедентным фактом в международном праве.

Таким образом, Организация Североатлантического договора, территория юрисдикции которого расположена едва ли не на противоположной стороне Земли, сделало Афганистан своей новой территорией.

Кстати, небезынтересно, как произошла легализация решения НАТО в 2003 году.

Генсек НАТО на тот период лорд Робертсон письмом известил генсека ООН Кофи Аннана о следующем, цитирую официальный документ ООН: «Как известно, 11 августа 2003 года Организация Североатлантического договора взяла на себя функции стратегического командования, кон­троля и координации деятельности Международных сил содействия безопасно­сти для Афганистана».

В этом вводном «Как известно» - особый цинизм.

В заключении письма Лорд Робертсон так же письмом любезно сообщает генсеку ООН: «Буду держать Вас в курсе дальнейших событий в ходе рассмотрения этого вопроса Североатлантическим советом».

Кофи Аннан, в свою очередь, информировал об этом Председателя Совета Безопасности ООН, и любезно попросил председателя довести письмо генсека НАТО до сведения остальных членов Совбеза.

Таким образом, тихой сапой НАТО взяло на себя бразды командования и, по сути, всю полноту ответственности за происходящее в Афганистане.

Какие действия России следуют исходя из обозначенной выше ситуации?

Первое. России необходимо заставить НАТО признать факт безответственности по отношению к возникновению и существованию планетарного центра наркопроизводства в Афганистане.

Второе. Проблема афганского наркопроизводства должна стать центральным пунктом российско-американских и российско-НАТОвских отношений, по сути, новой глобальной политической повесткой.

Третье. Частичной компенсацией за безответственное бездействие НАТО в течение 14 лет должно стать создание специального инвестиционного фонда альтернативного развития Афганистана.

Для этого целесообразно на «Группе восьми» в Сочи, если её заседание состоится, и через другие форматы, создать Глобальный Альянс альтернативного развития Афганистана.

Призываем страны НАТО использовать для этого механизм Восьмёрки и, прежде всего, намеченную на 15 мая в Москве Министерскую конференцию по борьбе с наркотиками, и продуктивно провести 25 марта вторую экспертную встречу в рамках председательства России в Группе восьми по теме: «Альтернативное развитие для регионов производства наркотиков».

Спасибо за внимание.