Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

10.09.2014

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова на 20-м заседании Комиссии глав полицейских органов Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики и Колумбии (ЦАКБ), 10 сентября 2014 года, Манагуа

 

Альтернативное развитие как реализация фундаментального права на развитие и интегральный инструмент (метод) ликвидации планетарных центров наркопроизводства

 

Многоуважаемая Генеральный директор Национальной полиции Республики Никарагуа Аминта Гранера!

Уважаемые дамы и господа!

Благодарю Вас за возможность выступить на 20-м заседании Комиссии глав полицейских органов Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики и Колумбии, которая за эти годы стала ярким форумом высокопрофессионального и эффективного наркополицейского сообщества региона.

Для России и меня лично крайне важно знакомиться с деятельностью вашей организации, поскольку ваш регион и наш евразийский регион хотя и находятся в разных полушариях, однако являются абсолютно схожими в отношении к функционированию планетарных центров наркопроизводства, похожих на цунами наркопотоков, плодящих насилие, коррумпирующих и сметающих всё на своём пути.

В настоящее время я являюсь председателем Координационного Совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконного оборота наркотиков, организации в системе ОДКБ, и членом организаций глав полицейских органов в Центральной Азии – так называемого «Центрально-Азиатского квартета»: Пакистан, Афганистан, Таджикистан и Россия, – по сути, аналогов Комиссии глав полицейских органов Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики и Колумбии – и «Каспийской пятёрки»: Иран, Россия, Туркменистан, Казахстан и Азербайджан, – организации вокруг проблем Каспийского моря – аналога стран Карибского бассейна.

Опыт вашей работы мы внимательно изучаем и применяем в нашем макрорегионе. Совпадения между ситуациями просто поразительные, что позволяет вырабатывать общезначимые стратегии и методы антинаркотической борьбы.

И вашу статусную площадку я хотел бы в максимальной степени использовать для обсуждения самых острых проблем глобальной антинаркотической политики, которая сегодня, и это уже признают все, находится в серьёзном кризисе.

Уважаемые коллеги!

Внимательно изучил представленный на рассмотрение Комиссии проект Манагуанской декларации.

Впечатлён ёмкостью и глубиной столь краткого документа. Представляется, что ваша Комиссия после принятия такого масштабного и воодушевляющего документа становится очевидным лидером в формировании новой мировой антинаркотической повестки.

Более того, Декларация могла бы выступить основой для консолидации обоих полушарий в антинаркотической сфере при подготовке решений специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков в 2016 году.

В проекте Декларации выделил бы три ключевых момента.

Во-первых, благодарю Комиссию за поддержку итогов Московской антинаркотической министерской конференции, прошедшей в Москве 15 мая 2014 года, включая принятие Декларации Московской антинаркотической министерской конференции. Для России интенсивное сотрудничество в антинаркотической сфере с государствами Центральной Америки, Карибского бассейна, Мексики и Колумбии имеет стратегическую важность и приоритетное значение.

Пользуясь случаем, хочу выразить признательность всем государствам Комиссии за сотрудничество и особую признательность президенту Республики Никарагуа команданте Даниэлю Ортеге и г-же Гранера за их инициативы по организации совместных стратегических антинаркотических операций и поддержку создания регионального российского Центра подготовки наркополицейских в Манагуа, открытие нового здания которого предполагается в следующем году.

Очевидно, что благодаря нашему сотрудничеству и высокопрофессиональной позиции Комиссии буквально за два года возник эффективный антинаркотический мост между двумя полушариями.

Россия, в свою очередь, и дальше будет помогать своим коллегам в регионе в реализации всеобщего дела борьбы с наркотиками.

Во-вторых, отмечу, что, пожалуй, впервые на столь высоком уровне даётся принципиальная оценка планетарного по масштабу и последствиям производству наркотиков в обоих полушариях – и в Южной Америке, и в Афганистане.

Считаю инновационным и центральным положение о том, что именно деятельность планетарных центров наркопроизводства в последние десятилетия превратилась в крайне негативный системообразующий фактор формирования транснациональной организованной преступности и подрыва глобальной экономики.

Для России данное положение имеет критическое значение, поскольку именно афганское наркопроизводство является фундаментальной первопричиной нестабильности в Центральной Азии, бесконечной финансовой подпитки организованной преступности в этом регионе и роста экстремизма.

Также и ваши страны находятся на острие наркоэкспансии, направленном наркомафией из созданного в Латинской Америке центра масштабного производства кокаина в сторону Соединенных Штатов, и именно ваши страны были выбраны международными наркоторговцами как перевалочная база трафика кокаина в Россию и страны Европы.

Глобальный кокаиновый наркотрафик, как цунами, проходит по территории стран Центральной Америки, создавая колоссальный уровень насилия.

Именно поэтому сотрудники правоохранительных органов государств региона, ведущих борьбу с наркотиками, играют такую важную роль: полицейские силы являются не просто правоохранительными и силовыми структурами, а оплотом и гарантом стабильности ваших государств.

Такая колоссальная проблема требует, как и предлагается в Декларации, признать наркопроизводство в Южной Америке и Афганистане как угрозу международному миру и безопасности.

В 2011 году Россия также инициировала соответствующее Заявление глав государств – членов ОДКБ, ведущей организации по обеспечению безопасности в Евразии. Данное Заявление по проблеме наркоугрозы, исходящей из Афганистана, 17 февраля 2011 года было направлено для рассмотрение в Совет Безопасности ООН.

Очевидно, здесь нам необходимо объединить усилия.

В-третьих, считаю чрезвычайно перспективным предложение активизировать в качестве ведущего метода ликвидации планетарных центров наркопроизводства в Южной Америке и Афганистане реализацию программ альтернативного развития.

Очевидно, что настало время консолидировать усилия международного сообщества по реализации программ альтернативного развития, в частности, создать Глобальный альянс по альтернативному развитию и сделать концепт и практические программы альтернативного развития неотъемлемой частью Целей устойчивого развития и Повестки дня в области развития после 2015 года, разрабатываемых в продолжение Целей развития тысячелетия.

Конечной целью должно стать исполнение Политической декларации и Плана действий международного сообщества как 1998, так и 2009 годов.

Напомню, коллеги, что шестнадцать лет назад, в 1998 году, на 20-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Политическая декларация, пункт 19 которой гласил: «Приветствуем глобальный подход Международной программы ООН по контролю над наркотическими средствами к искоренению незаконных культур и обязуемся осуществлять тесное сотрудничество с Программой в разработке стратегий, направленных на искоренение или существенное сокращение к 2008 году незаконного культивирования кокаинового куста, каннабиса и опийного мака».

Таким образом, ооновский политический процесс антинаркотической деятельности уже дважды, в 1998 и 2009 годах, обозначал императивы сокращения посевов и производства наркотиков, однако эти решения не выполнены.

Поэтому, действительно, сегодня международному сообществу необходим конкретный План альтернативного развития, направленный на искоренение или существенное сокращение площади культивации всех типов незаконных наркосодержащих растений к 2025 году до не более чем 10 тысяч гектаров.

Разрабатываемая вашей Комиссией новая мировая антинаркотическая повестка принципиально совпадает с позицией России.

Представляется целесообразным объединить наши усилия для того, чтобы к началу следующего года представить в ООН от организаций вашего макрорегиона и евразийского региона совместные инициативные предложения, подкреплённые конкретными результатами, для обсуждения главами государств – членов ООН на специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков, которая состоится во второй половине 2016 года.

Далее хочу подробнее поделиться с Вами стратегическим анализом глобальной наркоситуации в мире и принципами российской антинаркотической политики.

Очень многое для понимание происходящего даёт феномен конца прошлого и начала текущего века – впечатляющее глобальное перераспределение  наркопотоков производимого на Севере Южной Америке кокаина в Европу через страны Карибского бассейна, Венесуэлу, Бразилию и Уругвай и далее – в Западную Африку.

Стоимость перемещаемых по этому маршруту объемов кокаина в кратчайшие сроки достигла суммы около 10 млрд. долларов ежегодно.

При этом показательно, что само по себе производство кокаина не уменьшилось, так же как и наркодавление на государства Центральной Америки, Карибского бассейна и Мексики.

Последствия своего рода расщепления и раздвоения данного наркопотока являются крайне негативными.

Кокаин как тяжелейший наркотик, распространенный в Западном полушарии превратился в глобальный наркотик - Европа также оказалась втянутой в действие южно-американского планетарного центра наркопроизводства, США всё в большей степени через кокаин интегрируют Европу в трансатлантическое «наркоединство», а криминализация и дестабилизация государств распространилась на все государства Латинской Америки и на Западную Африку.

В этом феномене расщепления наркопотоков, как в капле воды, очевидна суть мировой наркопроблемы.

Хочу поделиться с вами выводами проведенного нашими аналитиками анализа.

Во-первых, трудно отделаться от впечатления, что такое глобальное расщепление могло произойти само по себе, без участия мощных геополитических сил, желающих контролировать как интенсивно интегрирующуюся и развивающуюся Латинскую Америку, так и Европу – через системный подрыв стабильности в чрезвычайно чувствительной для ведущих европейских стран Западной Африке. Показателен здесь пример подрыва интересов Франции, для которой чрезвычайное геоэкономическое значение имеет Западная Африка и пояс Сахеля, – например, уран, поступающий для французской атомной энергетики из того же Нигера.

Во-вторых, по пути следования новой глобальной ветви наркотрафика кокаина за несколько лет сразу стали возникать множественные транснациональные криминальные (то же пиратство), экстремистские и террористические организации, резко изменившие геополитический ландшафт Западной Африки, на наших глазах превращая этот регион в новый нестабильный Афганистан.

Неважно, как называются эти группировки – «Боко Харам» или как-то иначе, но они начинают использоваться для принудительного навязывания региону очередной «борьбы с террором», без выявления значения и происхождения этой новой глобальной ветви наркотрафика, которая и является, по факту, базой и первопричиной дестабилизации и террористических акций.

На слайде хорошо видно, как наркотрафики и наркопотоки образуют сети, узлы напряжённости и т.п., в целом организуя мегадомен нестабильности.

То есть, определяющий фактор – наркотики, и, следовательно, мощное функционирование южноамериканского центра наркопроизводства в максимальной степени дезавуируется через педалирование террористических актов, из приоритетного переднего плана переводится в трудноразличимый фон.

То же самое касается и такого феномена, как пиратство, которое точно так же в последние годы взрывным образом растёт, как на дрожжах. К сожалению, мировые СМИ не замечают, что основа функционирования и основные доходы пиратства – не на брутальных грабежах торгового флота, а на транзите кокаина.

В-третьих, под неимоверно высоким давлением наркотрафика сложились сегментированные рынки преступности, которые функционируют самостоятельно и не дают осуществляться развитию регионов в которых они присутствуют.

В-четвёртых, наряду с афганским планетарным центром наркопроизводства кокаиновый центр стал не только локомотивом всей мировой наркоэкономики, поскольку практически каждый второй наркодоллар куётся именно в этих двух центрах, но и субстанциальной составляющей всей глобальной финансовой системы, поскольку в её основе, как показывают многочисленные к настоящему времени расследования по «отмыванию» преступных доходов, лежат именно наркоденьги как идеальный, хотя и абсолютно циничный и античеловечный инструмент покрытия ликвидности банков, и практически все крупнейшие банки критически зависят от грязных, но ликвидных денег от продажи наркотиков.

На этом я остановлюсь подробнее через две минуты.

Что следует из тщательного и всеобъемлющего анализа феномена втягивания Европы и всей Латинской Америки в новый глобальный наркопоток кокаина? С нашей точки зрения, два очевидных и фундаментальных момента.

Первое. Мировую наркоситуацию создает и поддерживает функционирование двух масштабных планетарных центров наркопроизводства, в которых производство героина и кокаина приобрело поистине индустриальный характер и со всей очевидностью превратилось в мощный генератор всего спектра угроз, системообразующий фактор политической дестабилизации ситуации в обоих полушариях.

На Слайде ещё раз показаны два центра производства наркотиков – героина в Афганистане и кокаина в Латинской Америке. Они превратились в глобальную проблему, единую для обоих полушарий.

И второе. В мире образовался глобальный криминальный теневой и анонимный субъект бережного охранения и сохранения функционирования планетарных центров наркопроизводства и целевого перераспределения потоков в своих эгоистических и циничных целях.

Для более стереоскопического понимания проблемы кратко укажу на колоссальные негативные последствия существования планетарного центра наркопроизводства Восточного полушария – Афганистана, ставшего главной жертвой масштабного наркопроизводства в наступившем новом веке.

За последние 13 лет – с момента начала операции «Несокрушимая свобода» – от афганского героина в Евразии погибло свыше миллиона человек, из которых минимум половина – граждане России.

Интенсивный транзит наркопродукции из Афганистана, оцениваемый в 80 млрд долларов ежегодно, обеспечивает размножение парамилитарных наркогруппировок, рост насилия, вовлечение нескольких миллионов жителей региона в транзит, что в целом деформировало политический ландшафт государств Средней Азии, Кавказа и Ближнего Востока.

Иными словами, производство наркотиков в Афганистане является фундаментальным фактором дестабилизации всей Евразии и гарантированного уничтожения будущего России и Европы в области безопасности, демографии, генофонда и экономического развития.

Поразительно, но, несмотря на всё это, ликвидация афганского наркопроизводства, как показывает анализ базовых международных документов, до сих пор не стала главной задачей для мирового сообщества.

То же самое касается и ликвидации южноамериканского планетарного центра наркопроизводства.

Цель ликвидации наркопроизводства, в Афганистане и Южной Америке таким образом, не только не поставлена для человечества, но даже и не сформулирована и отсутствует в качестве предметной задачи в документах ООН. И это в то время, как более 50% всех наркоденег, каждый второй наркодоллар (!), куётся именно в этих предельно локализованных территориях.

На планете Земля нет другого места, где бы в столь концентрированном виде производилось подобное количество наркотиков, что и позволяет говорить о планетарном масштабе наркопроизводства и необходимости сделать ликвидацию данного наркопроизводства целевым приоритетом мирового сообщества.

Для России эта ситуация, разумеется, неприемлема. Последние пять лет мы настойчиво предлагаем комплексную стратегию в этом направлении и уже начинает создаваться под эту задачу международная коалиция.

Ключевая задача теперь -  переориентация мирового сообщества с отвлекающих задач по борьбе с наркотиками на решение главной проблемы – ликвидации указанных планетарных центров наркопроизводства.

Это и составляет суть российской антинаркотической политики, которую мы предлагаем сделать ведущей мировой повесткой.

Большинство здравомыслящих политиков понимают, что решить эту глобальную проблему возможно только путем объединения усилий большого числа передовых стран мира. И здесь ключевым фактором должна выступить консолидация всех прогрессивных сил на основе современной антинаркотической дипломатии для решения одной из главных, если не самой главной проблемы человечества – ликвидации планетарных центров наркопроизводства.

Здесь, повторю, нашим странам было бы чрезвычайно важно выступать совместно, в частности, принять совместное заявление по включению альтернативного развития для регионов массового производства наркотиков в Цели развития тысячелетия и повестку дня в области развития после 2015 года.

При этом следует однозначно увязывать разрушительную активность двух планетарных центров наркопроизводства с деформацией глобальной финансовой системы, которая, как я уже отметил, сегодня непосредственно заинтересована в продолжении функционирования этих несущих смерть центров.

До сих пор наркотики стандартно проходили по разряду медицины или ведомственной борьбы с преступностью, прежде всего локальной.

Теперь же однозначно показано, что созданные в последние десятилетия два планетарных центра являются центрами не только наркопроизводства, но и глобальной спекулятивно-финансовой системы, не заинтересованной в производительном труде и использующей «посадку на иглу» молодёжи для гарантированного получения сбора от каждого наркозависимого в мире ежедневной дани за «наркопайку».

Создать позитивный спрос и производство уже не могут и не хотят, поэтому протезируют глобальные финансы наркодолларами.

Неудивительно, что без подобного понимания мировое сообщество в последние годы вынуждено на самых высоких трибунах ООН констатировать очевидный и фундаментальный провал своих усилий по борьбе с наркотиками, а глобальные финансовые спекулянты с восторгом используют слепоту мирового сообщества для продвижения легализации наркотиков для увеличения наркодоходов и ещё большего покрытия дефицита ликвидности.

Хотел бы обратить внимание на теснейшую, предельно интимную связь между проталкиванием легализации наркотиков и интересами финансового спекулятивного капитала, который заинтересован в беспрепятственном перемещении своих «грязных» финансов поверх любых государственных границ – точно так же, как наркоторговцы в перемещении наркотиков.

Подтверждений критической зависимости крупнейших банков от «грязных», но ликвидных денег от продажи наркотиков более чем достаточно.

Так, стоит вспомнить резонансное дело в отношении американского банка Ваковия (Wachovia), который, только по официальным данным, провел через свои счета 378 миллиардов долларов по операциям с подконтрольными мексиканским наркокартелям пунктами обмена («касас дель камбио»).

Также заподозрены и оштрафованы еще два банка в США - «American Express Bank» и «HSBC».

В разгар первого пика финансового кризиса 2008 – 2009 годов заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор УНП ООН Антонио Коста официально заявил о том, что в крупнейшие банки мира для устранения критического дефицита ликвидности было вброшено около 352 миллиардов наркодолларов, которые затем были использованы в межбанковских заимствованиях.

И это неудивительно.

Анализ показывает прежде всего то, что наркоденьги и порождающий их глобальный наркотрафик являются не только донорами столь дефицитной ликвидности, но и, по сути, жизненно важным и необходимым сегментом всей монетарной системы и одной из составляющих современного финансового кризиса.

Более того, именно это обстоятельство, то есть возможность перманентного восполнения столь необходимой ликвидности, во многом является движущей пружиной финансово-экономического и социального заказа на продолжение наркопроизводства.

В свою очередь, само существование глобального финансового пузыря обусловлено именно этой возможностью для банков привлекать ликвидные наркоденьги.

По сути, нечистоты удобряют нынешнюю экономическую систему.

А с учётом того, что, согласно общепризнанным оценкам, в том числе экспертов ООН, наркоденьги в мире ежегодно составляют рынок объёмом более 500 миллиардов долларов, а негативные последствия для реальной экономики в 2-3 раза превышают эту сумму, объем ежегодного ущерба мировой экономике составляет 2 триллиона долларов, что равно ВВП таких стран, как Франция или Великобритания.

И это позволяет уверенно утверждать, что наркоденьги являются базисом современной финансовой системы.

Вся существующая глобальная экономическая миросистема в целом не только недееспособна, но и направлена на разрушение самих основ национальных сообществ и человечества.

Вывод очевиден: миру нужна принципиально новая экономика, и именно на это должна быть направлена Великая Трансформация и создание новых моделей в целях интеграции народов, систем и технологий.

Что должно лежать в основе новой экономики? Внеэкономический принцип справедливости, что требует выхода за рамки чистой экономики к политэкономии.

Сегодня полезно заново читать Адама Смита, Давида Рикардо и Карла Маркса, поскольку необходимо отвечать на вопрос: откуда берётся общественное богатство и насколько оно является действительно общественным, то есть в интересах большинства населений наших государств и человечества в целом.

Уровень социального расслоения и неравенства в мире убедительно свидетельствует о том, что существующая миросистема организована не вокруг производства общественного богатства и позитивной добавленной стоимости, а на целевом извлечении сверхприбылей узких элит за счет манипулирования неликвидными активами.

Последствия очевидны: это ведет к ущербу реальной экономики и деградации населения.

А нарастающий финансовый пузырь и, как следствие, дефицит ликвидности, разогревают спрос на услуги по восполнению этой ликвидности через наркопроизводство, что может быть определено как антиуслуги и антиденьги в мировой экономике.

Влиянием пузыря, толкающим голодную до ликвидности финансовую систему к всеядности и поглощению наркоденег, можно объяснить многолетний феномен масштабного производства героина в Афганистане.

65 миллиардов долларов, ежегодно извлекаемых криминальным миром из афганского наркопроизводства, оборачиваются для мировой экономики потерями порядка 200 миллиардов долларов в год.

Изложенное убедительно свидетельствует о том, что мировая экономика является своего рода заложником наркопроизводства, а Афганистан и государства севера Южной Америки, в свою очередь, являются вместе со странами транзита и потребления заложниками больной глобальной экономики.

Поэтому вопрос «Как сдувать финансовый пузырь?» в значительной мере равнозначен вопросу «Как победить глобальную наркопреступность?» – и, прежде всего, ликвидировать планетарные центры наркопроизводства.

Ключевым направлением ликвидации глобального наркопроизводства является переформатирование существующей экономики и переход к экономике развития, исключающей криминальные деньги и гарантирующей воспроизводство «чистых» ликвидных активов, то есть к экономике развития, когда в основе принимаемых решений лежат проекты развития и целевые долгосрочные кредиты.

По сути, очевидно, что вместо деструктивных планетарных центров наркопроизводства и порождаемых ими глобальных наркопотоков, наркотрафиков передовым странам мира необходимо организовать иные центры – центры и очаги планетарного развития.

И на месте северной Южной Америки, и на месте Афганистана, и на месте подрываемых трафиками Западной Африки, Центральной Америки и Центральной Азии мы обязаны совместно выстроить образцовые очаги развития.

Ваша Комиссия, по сути, и представляет тот регион, который должен проектироваться как планетарный очаг развития.

То же самое касается и Центральной Азии, где Россия сейчас продвигает идеологию нового общего рынка большой Центральной Азии, включающей не только бывшую советскую Среднюю Азию, но и Пакистан, Афганистан и Иран.

Для России также нет альтернативы – либо мы совместно с другими евразийскими государствами создадим здесь планетарный очаг развития, либо планетарный центр наркопроизводства будет и дальше дестабилизировать Евразию и убивать нашу молодёжь.

Отсюда принципиальный тезис для всей глобальной антинаркотической политики: планетарный центр наркопроизводства может быть ликвидирован и переформатирован исключительно путем включения его в такой же по мощности центр приложения мировых усилий в целях индустриализации и развития, в специально организуемый мировым сообществом очаг планетарного развития. В противном случае будет очевидная несоразмерность усилий и проблемы.

Коллеги!

Получается, что ключевым направлением ликвидации глобального наркопроизводства является переформатирование существующей экономики и переход к экономике, исключающей криминальные деньги и гарантирующей воспроизводство чистых ликвидных активов, то есть к экономике развития, когда в основе принимаемых решений лежат проекты развития и целевые долгосрочные кредиты.

Именно поэтому ещё в январе 2012 года я на Всемирном экономическом форуме в Давосе предложил тезис о том, что решение проблемы того же афганского наркопроизводства позволит вылечить глобальную экономику.

При этом переформатирование мировой экономики через замену планетарных центров наркопроизводства на планетарные центры развития, своего рода планетарные очаги развития (ПОР) как раз идеально вписывается в реализацию программ т.н. альтернативного развития, которые не только имеют чрезвычайно позитивный опыт последних десятилетий, но и в декабре прошлого года на Генассамблее ООН приняты в качестве магистрального направления всемирной антинаркотической политики.

Как показывает передовой опыт альтернативного развития, современные программы для государств, в которых выращивается кока, опиумный мак или другие наркосодержащие растения, должны состоять из трех уровней:

Первый уровень – это создание инфраструктуры организации передового сельского хозяйства, включая формирование стабильных рынков сбыта, системы кредитования крестьян под низкие проценты, системы технического и технологического обеспечения сельского хозяйства (научное и промышленное семеноводство, удобрения, сельскохозяйственное машиностроение), системы обучения и подготовки агрономов и других профессиональных сельскохозяйственных кадров, а также жесткие протекционистские меры по защите крестьян, занимающихся возделыванием законных сельхозкультур.

Второй уровень – создание условий для диверсификации занятости населения с целью снижения доли семей, благосостояние которых напрямую зависит от успешности ведения сельского хозяйства, в частности, формирование национальной высокотехнологичной промышленности, в которую может быть вовлечено население. Примером является Малайзия, которая из отсталой аграрной страны за несколько десятилетий превратилось в одну из ведущих высокотехнологичных стран.

Третий уровень – суверенное развитие государств, обеспечиваемое финансовой и кредитной независимостью. Государства должны иметь право на суверенное развитие. Существующая мировая валютно-финансовая система, построенная на разрушении национальных экономик и высасывании из них ресурсов, необходимых для развития, является главной причиной распространения наркоторговли в мировом масштабе.

Фундаментальное значение имеет при этом развитие электроэнергетики, электрификация и выход на энергетическую самодостаточность.

В конечном счёте, современные программы альтернативного развития должны обеспечивать полномасштабный социально-экономический подъём через создание инфраструктур следующего поколения, которые технологически в состоянии обеспечивать доступ основной части населения государств к современному мировому качеству жизни.

Именно в создании инфраструктур нового поколения, не с ограниченным доступом, а всеобщего пользования, и лежит существенный ответ на планетарный вызов наркопроизводства.

В конечном счёте, основная идея современных программ альтернативного развития должна состоять в том, что только амбициозные экономические действия позволят покончить с наркопроизводством и сопровождающей его депрессивностью.

Повторю ещё раз: планетарный центр наркопроизводства может быть ликвидирован и переформатирован исключительно путем включения его в центр приложения мировых усилий в целях индустриализации и развития. Более того, инерционное применение исключительно репрессивных мер без альтернативного развития ведёт к неэффективности и даже негативным последствиям.

Коллеги!

В заключение перечислю возможные направления и меры, которые следовало бы предпринять международному сообществу с точки зрения предлагаемой Россией новой антинаркотической политики:

1. Продвигать в Совете Безопасности ООН постановку вопроса о выделении проблемы ликвидации планетарных центров наркопроизводства в отдельный и абсолютно приоритетный вопрос для мирового сообщества.

2. Совместно разработать международный План ликвидации планетарных центров наркопроизводства на основе альтернативного развития как инструмента организации национального и цивилизационного развития.

3. Разработать и принять фундаментальный концепт-доктрину «Безопасность через развитие» с акцентом на современные программы альтернативного развития.

4. Консолидировать усилия в направлении разработки программ национального, регионального, цивилизационного и планетарного развития как ключевого инструмента ликвидации планетарных центров наркопроизводства.

6. Образовать Глобальный Альянс по альтернативному развитию.

7. Провести в России в следующем году специальную международную конференцию по ликвидации ПЦН и их конвертированию в ПОР.

Спасибо за внимание.