Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

15.04.2015

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова на заседании ГАК по теме «Повышение эффективности действующего уголовно-правового инструментария по реализации Стратегии государственной антинаркотической политики», Москва, ФСКН России, Зал Коллегии ФСКН России, 15 апреля 2015 года

 

Основные направления стратегической реформы уголовно-правовой базы реализации Стратегии государственной антинаркотической политике РФ до 2020 года

 

Уважаемые коллеги!

Пять лет назад начал действовать высший политический документ, определяющий подходы, цели, задачи и направления снижения уровня наркомании и борьбы с наркопреступностью - Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года.

За эти пять лет накопился колоссальный новый опыт, позволяющий нам сегодня поставить вопрос о необходимости серьёзного пересмотра действующего уголовно-правового инструментария в сфере борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков.

К этому надо приплюсовать 12-летний опыт деятельности ФСКН – спецслужбы, созданной Президентом России в 2003 году, в ситуации, когда молодёжная смертность в возрасте от 15 до 34 лет достигла своего исторического апогея - 140 тысяч умерших – и вопрос повышения эффективности борьбы с наркотиками стоял исключительно остро.

Совместными усилиями этот уровень смертности нашей молодёжи удалось уменьшить на 50 тысяч человек в год.

Слаженная работа всего пула правоохранительных органов совместно с судебной системой, федеральными и региональными органами исполнительной и законодательной власти, юридической общественностью и экспертным сообществом позволяет нам приступить к масштабной стратегической реформе всей правовой базы по эффективной реализации Стратегии государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года, поскольку сегодня по сути реализуется уголовная политика в стиле перевёрнутого сознания, когда силовая компонента государства вынуждена азартно крошить рядовых наркоманов и наркопотребителей, в массовом порядке отправляя их в места лишения свободы.

Статистика неумолимо свидетельствует, что из почти 600 тысяч осужденных по уголовным делам, связанным с наркотиками, лишь четверть привлечена за сбыт наркотиков. А три четверти, то есть 400 тысяч самих наркопотребителей, государство уголовило за хранение наркотиков без цели их сбыта.

Такое положение вещей весьма устраивает наркомафию, поскольку внимание силовиков отвлечено по сути на негодный объект, но абсолютно не устраивает общество – и в первую очередь родных и близких наркопотребителей, которые ждут от государства именно помощи, а не просто формального наказания.

Такой перекос, с одной стороны, ведёт к просто фатальному умножению искалеченных судеб, росту социальной напряжённости в семьях и близких наркопотребителей, а с другой стороны, к переполненности тюрем, следственных изоляторов и неоправданным колоссальным бюджетным затратам – за минувшие пять лет посадки 400-х тысяч рядовых наркоманов обошлись следствию, судам и пенитенциарной системе в 500 миллиардов рублей.

Эту ситуацию нужно немедленно и кардинально менять.

Пора освободить тюрьмы от армии бедолаг, сократить государственные расходы, и высвободившиеся средства и ресурсы сконцентрировать на борьбе с организованной наркопреступностью.

Соответствующая реформа требует изменения уголовно-правового инструментария по трём основным направлениям.

Первое направление реформы.

Необходимо осуществить максимальную концентрацию усилий государства и общества на ликвидации крупной организованной преступности, подрыве её глобальной транснациональной и межрегиональной инфраструктуры.

ФСКН в прошлом 2014 году системно решала данную задачу по четырём направлениям:

- Уничтожение инфраструктуры организованной наркопреступности (ОПС), обеспечивающей все поставки наркотиков в регионы России и в большинстве своём связанной с транснациональной наркомафией. Это 718 раскрытыхтаких преступлений ФСКН и 50 МВД.

- Отслеживание и разрушение связей крупных международных ОПС и ОПГ с региональными внутрироссийскими преступными группами, продвигающими оптовые партии на наркорынок, подрывая тем самым технологические схемы дистрибутивных наркосетей. 10 тысяч таких преступлений пресечено ФСКН и 1,5 тысячи - МВД.

- Через преследование ОПГ обеспечение целевого опережающего перехвата крупных оптовых партий наркотиков именно до момента их поступления на потребительский рынок. Именно такой маневр бьёт непосредственно по активам наркомафии и предотвращает тем самым розничный оборот этих наркотиков на улицах российских городов на сумму в 130 млрд рублей ежегодно.

Служба абсолютно доминирует в выявлении и аресте скрытых активов наркопреступности. Из 371 всех уголовных дел в стране по легализации – 366 таких дел за ФСКН России. Таким образом, блокируя практически все активы российской наркомафии, ФСКН демонстрирует существенный потенциал для целевых ударов по оргпреступности.

Второе направление реформы.

Адаптировать систему уголовного наказания к реальным уровням общественной опасности принципиально разных преступных деяний.

Прежде всего, имеется в виду хранение наркотиков без цели сбыта, розничный сбыт, оптовый сбыт и сбыт наркотиков в организованных формах.

Сегодня все эти абсолютно разные преступные деяния практически в одной категории – тяжкие или особо тяжкие. То есть всё свалено в одну правовую кучу. По сути законодательно установлено, что хранящий без цели сбыта для личного потребления три грамма героина наркоман Сидоров приравнивается по степени общественной опасности к какому-нибудь отечественному наркобарону Пабло Эскобару.

Зато такое законодательство весьма комфортно для «палочной» отчётности и парадной статистики.

Так, коллеги, педалируемый экспертами и широко воспроизводимый в печати вывод о доминирующей роли МВД в борьбе с наркопреступностью базируется исключительно на валовом и парадном показателе в 64 % расследуемых ведомством преступлений по наркотикам.

Это, безусловно, дезориентирует и вводит в заблуждение и общество и руководство страны, поскольку из 83 тысяч лиц, привлеченных МВД к ответственности в прошлом году, абсолютное большинство - 70 тысяч (или 85 %) - это обычные наркоманы, хранившие при себе одну-две дозы для личного потребления без цели сбыта.

При этом понятно, что хранение без предшествующего сбыта невозможно. А в пресечении сбыта наркотиков ФСКН лидирует с показателем 17 тысяч арестованных преступников против 13 тысяч в МВД.

И если сбыт – это, действительно, тяжкие и особо тяжкие преступления, то хранение наркотиков без цели сбыта явно не имеет той степени общественной опасности, чтобы относить их к тяжким и особо тяжким преступлениям, как это сегодня законодательно фиксируется в статистике.

Это, безусловно, требует коррекции. На этом акцентировал внимание и Президент России на недавней Коллегии МВД, указывая на переполненность тюрем.

Неразличение совершенно разных по содержанию и объективной стороне преступных деяний затрудняет криминологический анализ, статистическое наблюдение за состоянием и тенденциями преступности и, главное, затрудняет судебно-следственную практику с точки зрения её методологии и целевых показателей.

Для этого предлагаю произвести переоценку степени общественной опасности подобных действий, распределив диспозиции 228-й статьи на отдельные составы преступлений.

Необходимо отнести ряд деяний (в первую очередь, связанных с хранением наркотиков) в разряд менее серьезных преступлений путем изменения предусмотренных Постановлением правительства размеров, что позволит более активно применять уже имеющиеся механизмы правового побуждения к отказу от нарокопотребления. Не говоря уже о том, что в таком случае правоохранительная и судебная системы смогут сосредоточиться на раскрытии и судебном рассмотрении серьезных организованных форм наркопреступности, а не заниматься статистическим подсчетом количества наркоманов, задержанных за хранение разовых доз.

Третье направление реформы.

Ни в коем случае не отвергая базовый принцип неотвратимости наказания, вместе с тем, мы обязаны использовать уголовные наказания, прежде всего, для целей исправления преступивших закон, их реабилитации и возвращения в общество. Напомню, что таких за пять лет набралось 400 тысяч! Не говоря о полумиллионе таких же наркопотребителей, привлеченных к административной ответственности. Итого - почти миллион за пять лет!

В этих целях необходимо повысить профилактическую, воспитательную и социальную роль уголовного наказания и судебного решения.

При этом огромное значение приобретает более широкое внедрение принципиально нового для нашей правовой системы института альтернативной ответственности наркопотребителей через использование уголовного и административного законодательства для юридического закрепления процедур направления на комплексную реабилитацию.

По сути это должно стать нормативно-правовым обеспечением подрограммы комплексной реабилитации государственной программы Российской Федерации «Противодействие незаконному обороту наркотиков», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 299.

Поэтому наряду с уже действующими статьями Уголовного кодекса -  82.1, 72-1 и 73 – представляется целесообразным организовать отдельное принципиально новое направление – это, с одной стороны, снижение степени наказания за хранение без цели сбыта, а с другой стороны, ввести в качестве такого более мягкого и социально-ориентированного наказания за хранение без цели сбыта исправительные работы, сопряжённые с реабилитационными программами.

При этом, вероятно, необходимо задействовать весь арсенал подобных наказаний: обязательные работы, исправительные работы и принудительные работы.

Это позволит нам не только кардинально устранить перекос в тяжести уголовного наказания, но и, вместе с тем, институализировать принципиально новый фундаментальный фактор успешной ресоциализации, возвращения молодого человека в общество через реабилитационный труд.

Практика трудовой реабилитации была успешно реализована в СССР в коммунах А.С. Макаренко и позднее в лечебно-трудовых профилакториях. Сегодня данные меры эффективно применяются в большинстве стран мира. Мы же, уничтожив систему лечебно-трудовых профилакториев - так называемых ЛТП, ничего нового в этом плане не создали и, соответственно, за четверть века не смогли эффективно ответить на катастрофический рост незаконного оборота наркотиков и наркотизации населения.

Таким образом, предлагаемая реформа обеспечит полноценное выполнение социальных обязательств государства с использованием уголовной политики и нацелена на достижение следующих целевых показателей:

Первое. Предоставление реальной возможности наркопотребителям и их семьям освобождаться от наркозависимости и криминальной среды, недопустив рецидивов;

Второе. Существенная экономия средств с повышением бюджетной эффективности по каждому обвиняемому в 10 раз;

Третье. Весомая разгрузка пенитенциарной системы – как минимум на 140 тысяч осужденных;

Четвёртое. Сосредоточение б ольших средств и усилий на борьбе с организованными формами наркопреступности.

Коллеги, надеюсь на Вашу поддержку и активное участие в формировании и проведении предлагаемой нами реформы.

Спасибо за внимание.