Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

22.09.2015

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова на международной конференции «К 70-летию Ялтинской конференции: как противостоять новым геостратегическим вызовам при соблюдении законности в условиях борьбы с транснациональной преступностью», Рим, Итальянское общество по сотрудничеству с международными организациями, 22 сентября 2015 года

 

Глобальная Антинаркотическая коалиция как инструмент формирования нового послеялтинского мирового порядка

 

Уважаемый господин Ф. Фраттини!

Уважаемый господин А. Альфано!

Уважаемые коллеги!

Благодарю Вас за приглашение ещё раз выступить на авторитетной площадке Итальянского общества по сотрудничеству с международными организациями!

Тема нашей международной конференции предельно актуальна. Это определяется тем фундаментальным фактом, что именно на Ялтинской конференции 70 лет назад был определён послевоенный мировой порядок и были не только проведены новые границы, но и определены базовые правила и процедуры, гарантирующие неизменность проведённых на карте мира разграничительных линий, границ, их прочность и непроницаемость. Для поддержания установленного в Ялте миропорядка была определена идеология и начата процедура создания ООН как межгосударственной организации, нацеленной на предотвращение любых попыток изменять установленные границы и создавать угрозы международному миру и безопасности.

Однако уже более 25 лет ялтинского миропорядка больше нет.

На его место пришёл специфический послеялтинский беспорядок, нередко граничащий с хаосом. Его крайне негативные и деструктивные последствия сегодня уже очевидны всем.

В наибольшей степени такой беспорядок разрушил принцип нерушимых и суверенных границ. Драйвером беспорядка стали многочисленные трансконтинентальные трафики, буквально вспарывающие национальные государства и их границы.

Наиболее ярким представляется миграционный кризис, когда потоки и волны мигрантов проходят сквозь границы Европы, что зачастую трактуется в СМИ, как неспособность Европейского Союза защитить свои границы.

Это, конечно же, преувеличение. Однако деструктивная роль того же миграционного трафика очевидна. Италия, к сожалению, являясь по сути щитом на пути этого трафика, испытывает невиданные трудности.

Но даже этот видимый людской трафик, антропопоток, содержит в себе элементы двух других трафиков – экстремистско-террористического и наркотического. Добавим к этому трафик спекулятивных и криминальных денег, и перед нами предстает впечатляющая картина фактического беспорядка, предопределенного разрушительными множественными трафиками.

При этом наш анализ и опыт проведения стратегических антинаркотических операций практически на всех континентах мирах однозначно показывает, что непременными атрибутами транснациональных трафиков героина и кокаина является насилие в экстремистских и террористических формах, образуемые ими криминальные финансовые трафики и, как следствие, разрушение государств транзита и порождаемая в результате применения силы миграция.

Таким образом, именно наркотрафик является базисом формирования транснациональных криминальных политических сил, открыто противостоящих национальным государствам и их объединениям.

Чрезвычайно показательным для понимания происходящего является анализ впечатляющего географического смещения целевым образом градиентов поставок кокаина, продуцируемого в Южной Америке, в начале текущего столетия на Европейский континент через Западную Африку.

Перед нами поистине феноменальное явление, когда буквально за одно десятилетие половина суммарного кокаина, оцениваемого в десятки миллиардов долларов, из Южной Америки устремилась в Европу, как по мановению волшебной палочки. Невольно вспоминаешь группу «Скорпионс» и их песню «Ветер перемен».

Последствия этого масштабного явления для государств наркотранзита катастрофические, а сама Европа в качестве мишени за несколько лет оказалась втянутой в ареал прямого действия южно-американского планетарного центра наркопроизводства.

То же самое мы видим и на примере американского вторжения в Афганистан, в результате которого объёмы производства героина в Афганистане выросли в 44 (!) раза, а военные операции в Ираке, Ливии и Сирии обеспечили кратный рост интенсивности транзита тяжелых афганских наркотиков в Европу, что с неизбежностью привело к тому, что Европейский союз вышел на печальное первое место в мире, ежегодно потребляя более 70 тонн чистого героина.

Иными словами, за то же десятилетие Европа оказалась подключенной к ареалу прямого действия афганского наркопроизводства.

Трудно отделаться от впечатления, что подобные метаморфозы являются не случайными и что у вновь организованных мощнейших глобальных наркотрафиков есть мишень, и этой мишенью является именно Евросоюз.

Мы не должны поддаваться обаянию конспирологических размышлений, однако, в мире всё популярнее становится точка зрения, что трафики – наркотранзит, трафик людей – миграционный трафик и трафик экстремизма – во многом организованы и стимулируются в целях существенного ослабления евро, европейской финансовой системы и Евросоюза в целом. А само ослабление будет целенаправленно способствовать экономической колонизации Евросоюза со стороны США через создание трансатлантического рынка, выступающего под разными брэндами, в частности, TAFTA (Transatlantic Free Trade Area) или TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership) или TPP (Trans-Pacific Partnership) и отрыва Европы от ресурсных возможностей Российской Федерации.

Поистине, геополитические игры во имя геоэкономических выигрышей.

В самом деле, что может быть более опасным для безопасности благополучного Евросоюза, чем такие направленные наркотрафики, которые не только подрывают стабильность в самой Европе, но и сметают на своём пути стабильность в государствах, которые раньше выступали своего рода охранными поясами безопасности. Речь идёт о Северной Африке, особенно, государствах пояса Сахеля, и о малоазиатских государствах.

На месте этих стран нередко начинают возникать множественные транснациональные криминальные (то же пиратство), экстремистские и террористические организации, резко трансформирующие геополитический ландшафт Средиземноморья, на наших глазах превращая регион в нерегулируемое и анонимное транзитное пространство, по сути – в проходной двор.

Вне всяких сомнений, подобная ситуация не может никого устраивать, поскольку трафики вспарывают и разрушают суверенитет национальных государств, подрывают Европу и Азию, подрывая стабильность и сея хаос на главном материке мира – Евразии. Организуемые выраженные транзитные коридоры, деформирующие политический ландшафт в странах транзита, оставляют за собой разрушающий турбулентный след и умножают социальную базу насилия путём вооружённого противостояния легитимной власти в экстремистских формах.

И сегодня, обсуждая и вспоминая ту конференцию в Крыму 70 лет назад, мы ясно осознаём, что главная проблема, которую человечество в ближайшее десятилетие просто обязано решить – это сформулировать, определить и установить новый справедливый мировой порядок. При этом абсолютно необходимым и фундаментальным условием этого мирового порядка является устранение причин разрушительных трафиков – то есть, ликвидация планетарных центров наркопроизводства.

Для выполнения данной задачи необходимо наличие принципов, идеологии нового миропорядка и определение коалиции ведущих государств, которая бы заявляла и продвигала данные принципы. Ведь тот ялтинский порядок был определён лидерами стран Антигитлеровской коалиции, объединившейся непосредственно против гитлеровского нацизма. Напомню, что термин «Объединённые нации», предложенный президентом США Рузвельтом, впервые прописан в вашингтонской Декларации Объединённых наций 1942 года (вашингтонская Декларация двадцати шести) и стал синонимом Антигитлеровской коалиции.

Россия ясно формулирует свою версию и парадигмы миропорядка – это многополярный мир в отсутствие любого гегемонизма и доминирования, справедливость и объединение всего человечества на решение ключевых общемировых, планетарных проблем во имя развития. При этом основой справедливого миропорядка является сохранение и усиление своего культурно-исторического и традиционного начала.

Однако в мире реализуется и очевидная альтернативная точка зрения, основанная на идее глобальной империи или даже гиперимперии, именно так квалифицировал Соединенные Штаты Америки известный политолог Майкл Игнатьеф. В этой модели или парадигме нет места остальным странам - да и человечеству в целом. Не хочу демонизировать США, но в исторической перспективе подобная модель в любом момент может стать очень похожей на ту, которая потерпела крах 70 лет назад в Берлине.

В решении этой задачи восстановления мирового порядка Россия опирается не только на такие организации как БРИКС и ШОС, но и считает жизненно важным широкое и тесное сотрудничество с Евросоюзом.

Именно Россия и Евросоюз имеют сегодня все возможности, переживая серьёзные потрясения, прекратить хаос, порождаемый трафиками, и заложить основы для адекватной архитектуры безопасности, которая и станет генератором нового мирового порядка.

Для этого, если хотите, сегодня нужно глобальное сопротивление продолжающейся эрозии мирового порядка, своего рода глобальная Resistenza по образцу итальянского движения Сопротивления.

Я знаю, какое большое внимание г-н Фраттини уделяет проблемам организации общеевропейской безопасности – от интеграции различных баз данных по преступности до создания специальной европейской армии как оплота европейского суверенитета.

Однако сегодня уже абсолютно очевидно, что отдельно построить безопасный европейский дом не получится, а тем более в условиях разогреваемой конфронтации с Российской Федерацией.

Коллеги!

Анализ геополитической турбулентности в регионе совершенно очевидно свидетельствует о том, что движущей силой этого хаоса является массовое производство наркотиков в Южной Америке и Афганистане, порождаемые ими трафики и масштабное применение военной силы.

Именно поэтому настало время тщательно прорисовать необходимую архитектуру безопасности, поставив во главу угла проблему наркотиков как одну из ключевых мировых проблем нашего времени.

Особое значение это приобретает в связи с тем, что мы обсуждаем проблемы послеялтинского порядка и архитектуры безопасности в преддверие Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков, которая состоится уже в апреле следующего года.

В мире резко растёт осознание, что наркотики – это не просто глобальная угроза, а трагический фактор гибели свыше 300 тыс. человек ежегодно и наглое доминирование наркопреступности, которая ежегодно имеет 500 млрд. долларов наркооборота, что создаёт фундаментальную финансово-организационную базу и терроризма, и пиратства, и насилия, подрывая стабильность и развитие.

Наше плодотворное взаимодействие с господином Фраттини даёт возможность в форсированном порядке подготовить уникальный доклад к Спецсессии Генассамблеи ООН по проблеме глобальной антинаркотической политики как действенного инструмента формирования нового послеялтинского мирового порядка. Подобный доклад мог бы способствовать консолидации международного сообщества на борьбу с наркотиками, служить хорошим вкладом и в решение проблемы, и в продолжение позитивных идей ялтинской встречи в Крыму.

В нашем докладе считаю необходимым представить следующие ключевые акценты и идеи, без которых конструирование новой архитектуры безопасности в Евразии принципиально невозможно.

Первое. Порожденные масштабным наркопроизводством и последующим наркотранзитом хаотические транзитные зоны, должны не только браться под жесточайший контроль, но и целенаправленно ликвидироваться всей мощью наших государств.

Для Италии, подверженной одновременному действию сразу трёх глобальных наркопотоков – героинового из Афганистана, кокаинового из Америки и гашишного из Северной Африки – это очевидно.

Кстати, в ближайшее время Россия совместно с Африканским союзом организует большую международную конференцию по проблемам транзитных стран. Я буду обсуждать это через месяц в Аддис-Абебе. Приглашаю Вас, коллеги, принять участие в подготовке и проведении данной конференции.

Второе. Мировое сообщество должно исходить из того, что первопричиной разрушительных глобальных трафиков является функционирование двух планетарных центров наркопроизводства – в Афганистане и Южной Америке.

Именно эти два феномена наркопроизодства – два планетарных по масштабу центра производства героина и кокаина, превратились в серьезную политическую проблему, поскольку приобрели поистине индустриальный характер и обеспечивают перманентную генерацию всего спектра угроз. Именно они порождают транзитные наркопроводы, выступающие инструментом политической дестабилизации ситуации в обоих полушариях.

Функционирование в обоих полушариях этих двух планетарных центров наркопроизводства  сопоставимо с деятельностью двух мировых резервных систем криминального мира, поддерживающих трафики в Африке, Центральной Америке и Центральной Азии. Объемы эмиссии и инвестиций этих центров в мировую криминальную сеть составили за прошедшие 15 лет около трех триллионов долларов.

По сути, они являются неиссякаемым источником для функционирования глобального криминального теневого и анонимного субъекта.

Именно поэтому первым вектором новой глобальной антинаркотической политики должно стать сосредоточение политических усилий всех государств ООН на ликвидации двух планетарных центров наркопроизводства в качестве ключевой задачи повестки дня в области устойчивого развития после 2015 года, в том числе в Целях развития тысячелетия.

Ликвидация этих двух планетарных центров наркопроизводства должна стать главной задачей человечества.

Вместо деструктивных планетарных центров наркопроизводства и порождаемых ими транснациональных наркопотоков мировое сообщество обязано организовать иные центры – центры развития, как в регионах производства наркотиков, так и в регионах интенсивного наркотранзита.

Это масштабная и комплексная задача.

Ведь планетарные центры наркопроизводства существуют не стихийно, как природные явления, а бережно и тщательно культивируются, охраняются и щедро спонсируются теневым банковским сектором.

Третье. Следует тесно увязать вопрос ликвидации планетарных центров наркопроизводства с оздоровлением глобальной финансовой системы и переходом к справедливому финансовому порядку в мире – по сути выходу за пределы монопольной долларовой валютно-финансовой системы.

Это крайне необходимо, так как конгломератом преступных наркогруппировок в теневом секторе мировой банковской системы сформирована мощная изощренная система денежных трансакций объёмом почти в триллион долларов. Само длительное существование таких планетарных центров обеспечивается мощным воздействием извне глобальных внешних сил – транснациональной организованной преступности и теневого банковского сектора.

Здесь требуется совместная консолидированная политика форсированного укрепления суверенных национальных государств в центрах наркопроизводства на основе программ комплексного альтернативного развития, что, подчеркну, зафиксировано в соответствующих решениях Генеральной Ассамблеи ООН, но пока, к сожалению, не реализуется.

Альтернативное развитие должно опираться на современные формы индустриализации, требующие строительства трансконтинентальных интегративных инфраструктур, объединяющих транспорт, энергетику и телекоммуникации. Строительство трансконтинентальных инфраструктур как базы программ альтернативного развития требует формирования финансовых пулов для долгосрочных инвестиций в эти инфраструктуры, что позволяет контролировать финансовые потоки и препятствовать поступлению наркоденег в легальный оборот.

К слову, напомню, коллеги, что в Стратегии Евросоюза по Афганистану акцентированно ставится задача создания специализированного офиса по альтернативному развитию.

Четвёртое. Необходимо провести секьюритизацию антинаркотической политики и тем самым кардинально поднять статус наркопроблемы, поставив ее в один ряд по своим масштабам и последствиям с проблемами ядерного нераспространения, а также терроризма и пиратства, к слову говоря, порождаемыми глобальными трафикаи героина и кокаина.

Так, до сих пор в ООН проблемы наркотиков рассматриваются не с точки зрения обеспечения глобальной безопасности по линии Совета Безопасности ООН, а как преимущественно гуманитарная проблема в контексте социально-экономических вопросов по линии ЭКОСОС.

Безусловно, этот подход позволяет продвигать программы альтернативного развития, организуя, к примеру, в рамках «Форума ЭКОСОС по сотрудничеству в целях развития» постконфликтный подъём и развитие отдельных стран.

Однако, и это следует особо отметить, проблема наркотиков как политическая проблема отсутствует в предмете работы Совета Безопасности ООН, а это не позволяет мировому сообществу юридически зафиксировать истинный масштаб проблемы в контексте безопасности и, следовательно, предпринимать согласованные и междисциплинарные меры реагирования в соответствии с главой VII Устава ООН.

В связи с этим на предстоящей Спецсессии Генассамблеи необходимо обратиться к Совету Безопасности провести секьюритизацию проблемы масштабного производства наркотиков, создав, как это показано на слайде, своего рода вертикаль безопасности проблемы наркотиков, чтобы задать новые возможности в системе обеспечения международной безопасности в целом.

Почти двукратный рост объемов производства героина и кокаина за последние 20 лет в локализованных глобальных центрах свидетельствует об отсутствии у человечества единой позиции и адекватной системы управления в данной сфере.

В связи с этим предлагаю вынести на предстоящую Спецсессию Генассамблеи ООН предложение о разработке Декларации о целях и принципах глобальной антинаркотической политики.

В нашем докладе могли бы быть обозначены все необходимые векторы глобальной антинаркотической политики, и задать продуктивную консолидированную платформу, вокруг которой и Россия и Италия, и все передовые государства мира могли бы объединить свои усилия на предстоящей Спецсессии Генассамблеи ООН.

Также хотел бы проинформировать, коллеги, что в настоящее время Президентом России одобрено создание российско-европейской рабочей группы. Прошу у Вас советов и идей, наша неформальная группа Фраттини-Иванова вполне могла бы стать содержательным ядром, своего рода трансевразийской фабрикой мысли, синктэнком.

Сегодня, в год 70-летия разгрома нацизма Антигитлеровской коалицией нет ничего важнее создания Глобальной Антинаркотической коалиции, способной выступить инструментом формирования нового послеялтинского мирового порядка.

Россия и Италия, вне всяких сомнений, здесь уже сегодня являются лидерами и могли бы стать инициаторами создания подобной коалиции.

Спасибо за внимание.