Главная страница   Информация о службе   Ликвидационная комиссия

версия для печати Выступления

29.03.2016

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.П. Иванова на заседании ГАК 29 марта 2016 года

 

«Наркотики являются неиссякаемым источником для функционирования транснациональной организованной преступности»

 

Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня в повестке два вопроса: один связан с актуальной проблемой для ряда наших регионов, второй – с приближающимся масштабным международным мероприятием по мировой проблеме наркотиков.

Первый вопрос, который мы обсуждаем сегодня, посвящен так называемой «аптечной наркомании» – проблемам, связанным с немедицинским обращением лекарственных препаратов, обладающих психоактивным действием.

К этому вопросу Государственный антинаркотический комитет обращается не первый раз. Шесть лет назад на заседаниях Комитета поднималась проблема противодействия дезоморфиновой наркомании, получившей широкое распространение в 2006-2012 гг. Наркотик дезоморфин изготовлялся кустарным способом из кодеиносодержащих лекарственных средств. Потребление дезоморфина приводило к тяжелым проблемам со здоровьем и к осложнениям криминогенной обстановки ввиду распространения притоносодержания, где из этих препаратов изготавливали дезоморфин.

Проблема была решена после того, как по инициативе Государственного антинаркотического комитета с 1 июня 2012 г. вступило в силу Постановление Правительства Российской Федерации № 599, в соответствии с которым кодеиносодержащие препараты стали отпускаться исключительно по рецептам, и их бесконтрольной отпуск из аптек наркопотребителям практически прекратился.

После введения этой меры рынок дезоморфина сократился в 30 раз, равно как и в 30 раз сократились объемы реализуемых кодеиносодержащих препаратов. Это красноречиво свидетельствует о том, что 97 процентов ранее отпускаемых препаратов предназначались для наркопотребления, а объем наркотиков в этих препаратах составлял более 5 тонн кодеина ежегодно, которые полностью исчезали в организмах нашей молодежи.

Однако с исчезновением «крокодила» наркопотребители переключились на другие аптечные препараты, обладающие психоактивными свойствами, в отношении которых меры контроля отсутствовали или были недостаточными.

С 2013 года постепенно стали приобретать популярность такие препараты как «Лирика», «Прегабалин», «Тропикамид», «Цикломед» и целый ряд других изделий. Торговля этими изделиями резко пошла в гору, а обороты возросли более чем в 20 раз.

Факты злоупотребления этими препаратами зафиксированы во всех федеральных округах, а в ряде субъектов Российской Федерации ситуация стала принимать эпидемический и социально значимый характер.

Решение по введению рецептурного отпуска на эти препараты подчас затягивается надолго. Так, решение по дезоморфину затянулось на целых пятнадцать лет. Даже когда ГАК объявил чрезвычайную ситуацию, и в прямом эфире была проведена коллегия на эту тему, все равно потребовалось три года для введения рецептурного отпуска.

1 октября 2015 года вступил в силу приказ Минздрава России, которым в отношении Прегабалина, Тропикамида и Циклопентолата установлены меры контроля: они внесены в раздел IV Перечня лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

Несмотря на это, ряд аптечных организаций по-прежнему продолжают делать бизнес на здоровье молодежи, широко торгуя этими психоактивными препаратами. Символическая административная ответственность в виде мизерных штрафов с лихвой перекрывается баснословными прибылями. Наиболее остро проблема стоит в Северо-Кавказском федеральном округе, но отмечается и в других регионах.

Анализ этой ситуации убедительно свидетельствует о необходимости усиления мер контроля аптечной деятельности.

При проведении по нашей инициативе совместно с ФСБ России фармако-токсикологического исследования документально подтверждено наличие у Прегабалина и Циклопентолата психоактивных свойств.

В связи с этим предлагается внести эти вещества в один из Списков наркотических средств и психотропных веществ.

Второй вопрос сегодняшнего заседания связан с подготовкой к предстоящей Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков.

Спецсессия является уникальной высокостатусной площадкой. Так, на предыдущей Спецсессии ГА ООН по наркотикам, которая проводилась 18 лет назад в 1998 году, выступали Президент США Билл Клинтон, Президент Франции Жак Ширак, Премьер-министр Италии Романо Проди – всего 28 первых лиц государств и правительств.

На предстоящей Спецсессии прогнозируется масштабная дискуссия по приоритетным направлениям международной антинаркотической политики, поэтому чрезвычайно важно сегодня сформулировать ключевые позиции, которые наша страна будет отстаивать на этом мероприятии.

Прежде всего, необходимо четко обозначить позицию по отношению к многочисленным призывам легализовать те или иные виды наркотиков: любое ослабление международной системы контроля над наркотиками приведет к трагическим и катастрофическим последствиям.

Самым ярким примером в истории является Китай в XIX и первой половине XX века. Отсутствие запрета на производство, оборот и потребление опиума привело к взрывному росту наркомании в Китае. Если в конце восемнадцатого века население Китая этот наркотик не знало и не употребляло, то уже к концу девятнадцатого века количество наркопотребителей составило 25 миллионов человек, а производство опиума в Бенгалии достигло 40 тысяч тонн – это в пять раз больше, чем всего производится опиума сегодня в мире.

Только формирование международной системы контроля над наркотиками, начавшееся с проведения Шанхайской опиумной комиссии в 1909 году, позволило остановить и повернуть вспять этот процесс.

Сегодня снятие запрета на торговлю каким-либо наркотиком с неизбежностью приведет к тем же результатам: взрывному росту потребления и производства этого наркотика.

Вместе с тем, сформированная за последние 100 лет и закрепленная в трех основополагающих конвенциях ООН антинаркотическая политика требует определенного усовершенствования.

Главным недостатком стратегии международного сообщества по борьбе с наркотиками является зауженная трактовка проблемы наркотиков как преимущественно вопросов преступности и здоровья отдельных людей, т.е., по сути, фиксируется только медицинский и социальный аспект проблемы, при этом за скобки выносится главный аспект – разрушительное действие наркотиков на национальную, региональную и глобальную безопасность.

Это и предопределяет по сути фиаско стандартных антинаркотических мер и подходов, так как, по факту, разрозненным действиям международного сообщества противостоит глобальная транснациональная наркопреступность, которая благодаря накопленным и пополняемым огромным финансовым ресурсам уже четверть века действует как анонимный субъект альтернативного геополитического управления, формирует и продвигает свои политические цели.

Для всех уже давно очевидна тесная связь террористических организаций и наркобизнеса. Однако широко распространено ошибочное понимание, что наркотики являются не более чем инструментом финансовой подпитки для террористических организаций. В действительности же ситуация прямо противоположная: террористические организации являются инструментом для наркобизнеса, по сути, наемной силой, своего рода спецназом наркомафии.

Это особенно очевидно на примере стран Латинской Америки в Западном полушарии, где уровень криминального насилия – около 100 тысяч убийств в год – давно перерос в терроризм, но без привычных навязанных в средствах массовой информации атрибутов «исламизма» Восточного полушария.

При этом налицо медийная пристрастность, связанная с освещением отдельных единичных случаев имеющего псевдоидеологическую окраску насилия в Восточном полушарии и замалчиванием тысячекратно более масштабного уровня насилия, вызванного наркотрафиком, в Западном полушарии.

Длительное масштабное производство наркотиков порождает транснациональный, трансконтинентальный наркотранзит, в финансовом эквиваленте соразмерный с валовым внутренним продуктом целого ряда стран транзита, что ставит их в ситуацию роста насилия вплоть до слстояния гражданской войны.

Такую ситуацию мы наблюдаем не только в Латинской Америке, но и на Ближнем Востоке, в Западной и Восточной Африке на путях героинового и кокаинового наркотрафика.

Наркотики являются неиссякаемым источником для функционирования транснациональной организованной преступности, которая выступает заказчиком терактов, пиратства, торговли оружием и людьми, формирует параллельную власть и нелегальную экономику, способствует ослаблению и распаду суверенных государств.

В связи с этим необходимо кардинально поднять статус проблемы масштабного производства и транснационального трафика наркотиков, поставив ее в один ряд по своим масштабам и последствиям с проблемами терроризма, пиратства и ядерного нераспространения.

Поэтому представляется целесообразным зафиксировать во всех соответствующих документах ООН, что масштабное наркопроизводство, порождающее транснациональные наркотрафики, является угрозой международному миру и безопасности. К слову сказать, такую формулировку уже дал Совет глав государств – членов ОДКБ. Необходимо дополнить существующую систему организации борьбы с наркотиками новыми мерами, имеющимися в распоряжении Совета Безопасности ООН.

Сосредоточением наших усилий должны стать две мега-нарколаборатории в Афганистане и Южной Америке, в каждой из которых занято по 4 миллиона человек – столько же, сколько занято в военно-промышленном комплексе США и всех стран НАТО. Производимый этими мега-нарколабораториями продукт играет полномасштабную роль оружия, поскольку непременным постоянным атрибутом разветвленных по всему миру трансконтинентальных транзитных наркокоридоров является жестокое противостояние порожденных транзитом бандформирований легитимным властям и физическое истребление конкурентов. Количество погибающих от глобального наркотрафика значительно превышает количество жертв всех военных конфликтов в мире.

Необходимо применять против транснациональной организованной преступности, сформировавшей и администрирующей эти две мега-нарколаборатории, те же меры, которые мы применяем против руководителей террористических организаций.

В заключение своего выступления хочу кратко озвучить предложения по ряду других вопросов.

9 июня 2010 года Президент Российской Федерации своим Указом утвердил Стратегию государственной антинаркотической политики Российской Федерации, которая стала первым программным документом такого уровня и сконцентрировала в себе накопленные на тот момент теоретические знания и практический опыт.

Вместе с тем за прошедшие шесть лет интенсивная и целенаправленная антинаркотическая политика позволила фундаментально продвинуть и углубить понимание наркопроблемы, что должно быть соответствующим образом отражено в новой редакции Стратегии.

В связи с этим предлагаю зафиксировать в протоколе сегодняшнего заседания пункт о необходимости обращения к Президенту Российской Федерации с предложением о корректировке Стратегии.